Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

08.12.2016
07.12.2016

ОРФЕЙ ПОГУБИЛ ЭВРИДИКУ ГИТАРОЙ

17.04.09 10:20 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
ОРФЕЙ ПОГУБИЛ ЭВРИДИКУ ГИТАРОЙ

Опера "Орфей" Клаудио Монтеверди была показана 16 апреля в театре "Московская оперетта" Пермским Театром оперы и балета им. П.И.Чайковского в рамках фестиваля "Золотая маска". Спектакль выдвинут на соискание премии в четырех номинациях: "Лучший спектакль в опере", "Лучшая работа режиссера" (Георгий Исаакян), "Лучшая мужская роль" (Дмитрий Бобров, Орфей), "Лучшая работа художника в музыкальном театре" (Эрнст Гейдебрехт).
Спектакль для регионального театра действительно новаторский — уральская труппа осуществила попытку аутентичного исполнения 400-летнего опуса оперной классики. Чего стоят только введенные в состав оркестра барочные инструменты вплоть до теорбы. Однако в отличие от бесчисленных аутентистов режиссер не ограничивается показом лишь одной эпохи — здесь их как минимум три: время легендарное, где живет Орфей, ходят боги, возносят свои молитвы пастыри; время Монтеверди, когда придворные в белых париках и рейтузах разыгрывают данную легенду; и время наше — с никелированным дизайном индустриального кафе, урнами-пепельницами, камерным оркестром a la antiqua, рассаженным в углу сцены, словно ансамбль в ресторане, с сырокопченой колбасой, крашеными в немыслимые цвета девицами на шпильках и феноменальной старушкой с пустой авоськой. Присутствует и элемент киберпространства, объединяющего современность и легенду — дабы богиня Музыка вышла из блестящей трубы (возможно, органной), жрецы втыкают в эту трубу нечто, что больше всего наводит на мысль о USB-шнурах; а вместо органа переборы лютней сопровождает синтезатор. Такая временнАя многопластовость воспринимается увлекательно, но чисто со спортивной точки зрения — "что там еще придумают". Если ряженье придворных в жрецов оправдано, хоть и не ново, то бутерброды с колбасой, которые они трескают, "дриады" в сетчатых чулках и париках в стиле Лилу из "Пятого элемента", гипервульгарная гламурная сельская звезда Эвридика, да и многие другие моменты так и не "выстрелили".
Оригинально, хотя опять-таки не очень понятно — зачем, - трактовано пространство. До третьего звонка зрителей держали в фойе — при этом все удивлялись малому количеству поклонников высокого искусства. Затем администраторы повели их в зал, точнее мимо занавешенного зала обходными путями по решеткам на столь же плотно занавешенную от зала сцену, где и расположились друг напротив друга несколько рядов зрительских мест. Зачем было усложнять процесс и создавать из большой сцены маленькую, когда в Москве масса хороших камерных площадок, также осталось неясным.
Еще одно новшество, внесенное режиссером в вечный миф об Орфее, - его понимание вопроса, "кто кого любит". Поэтому Эвридика опускается до образа земного так, что дальше некуда, а легендарный певец любит одну лишь богиню Музыку, ненадолго увлекшись Эвридикой и изменив арфе с гитарой. Однако ничто человеческое его Музыке не чуждо, и она орфееву шлюшку убивает. Так преломляется еще раз тема одиночества истинного художника в этом жестоком плотском мире. Неизведанное и неповторимое впечатление производит старушка в самой обыкновенной "серой" одежде небогатой современной пенсионерки. Она появляется среди всей безумной эклектики в тот момент, когда Орфей на своем мальчишнике узнает о смерти Эвридики, неся пустую авоську и цыплячьего цвета эвридикины лодочки — продавать на блошиный рынок, не иначе. Хотя опять-таки, почему выходит старушка, а не, скажем, старичок, понять не удается.
Что касается исполнения, в основе его, несомненно, современная оперная база. Однако и вокалисты, и инструменталисты столь непосредственны, что им удается "аутентично" воссоздать атмосферу любительского придворного театра.