Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

24.05.2017
23.05.2017

"ПОРКО РОССО": ПЕРВЫМ ДЕЛОМ — САМОЛЕТЫ *****

26.12.08 17:01 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"ПОРКО РОССО": ПЕРВЫМ ДЕЛОМ — САМОЛЕТЫ *****

Пресс-показ приключенческой мелодрамы "Порко Россо" (Porco Rosso/Kurenai no Buta, 1992, Япония, автор сценария и режиссер — Хаяо Миядзаки) прошел в кинотеатре "35мм" 25 декабря.
"Настоящий фильм рассказывает об одной свинье по кличке "алая", которая во имя славы, любви и богатства сражалась с воздушными пиратами над Средиземным морем в эпоху гидросамолета" - с треском выстукивают по-русски (и еще на девяти языках) мышки-Нандаро на черном поле. На самом деле главный герой ленты, летчик по кличке Порко Россо — не свинья, а человек по имени Марко Пагго, лицо которого таинственным образом превратилось в свиное рыло. Во время Первой Мировой войны Марко сражался с Австро-Венгрией в рядах итальянской морской авиации, а теперь живет отшельником на маленьком острове, почитывает журнал Cinema за 1929 год и зарабатывает охотой на воздушных пиратов, терроризирующих Адриатику. Вечерами герои собираются на "нейтральной территории" - в ресторане отеля "Адриано", хозяйка которого Джина поет гостям песню Le Temps des Cerises ("Цвет вишни"). Культовая песня французских социалистов посвящена погибшей на парижских баррикадах сестре милосердия, но Джина вкладывает в нее иной смысл, красный цвет вишни — это цвет гидроистребителя Савойя S.21, на котором летает Порко. Поставленные им на грань разорения пираты решают нанять американского аса мистера Кертиса, которому удается подбить Савойю. И Порко отправляется в Милан, где знакомится с 17-летней Фиолиной, недавно получившей диплом авиамеханика. Фиолина коренным образом модернизирует Савойю, и вдвоем они вылетают на решающую битву с Кертисом, попутно преследуемые итальянскими фашистами, только что пришедшими к власти.
Единственный фильм Хаяо Миядзаки, действие которого происходит в реальном мире и отсылает к реальной исторической эпохе, имеет лишь одну фантастическую деталь — свиную голову главного героя, тайна появления которой не дает покоя исследователям творчества великого аниматора и дает почву для бесчисленного количества толкований. Самое популярное — Марко превратился в свинью, разочаровавшись в себе и в человечестве. Интересно, что история Пагго чем-то напоминает историю героя романа Сомерсета Моэма "Острие бритвы", летчика Первой Мировой Ларри Даррела. "Он иногда производит на меня такое странное впечатление - как лунатик, который вдруг проснулся в каком-то незнакомом месте и не может сообразить, куда он попал. До войны он был такой нормальный! В нем чувствовался такой неуемный вкус к жизни! Он был веселый, беззаботный, с ним было так легко, такой был смешной и милый. Что могло его до такой степени изменить?" - задается вопросом невеста Ларри Изабелла, так же мучается и Джина — что могло до такой степени изменить Марко, который до войны "был такой нормальный"? И с Ларри, и с Марко произошла схожая история — в одном из воздушных боев они потеряли близких друзей, причем рассказывают об этом эпизоде в схожих обстоятельствах и фразах: "Накануне того дня нас послали облетать вражеские позиции и донести обо всем, что увидим. Вдруг откуда ни возьмись несколько аэропланов, и не успели мы оглянуться, как завязался бой. Вокруг меня наши и вражеские самолеты сыпались с неба один за другим. Трое повисли у меня на хвосте…", - где здесь Моэм, а где Миядзаки — предлагаю читателю разобраться самостоятельно. Разница в том, что Марко довелось пережить в результате боя глубокий мистический опыт, соприкоснувшись, буквально, с потусторонним миром (частично этот эпизод позаимствован из рассказа Роальда Даля "Они никогда не станут старше"). И если Ларри пускается после войны в поиски себя и смысла жизни, то Марко, превратившись в свинью, становится классическим героем-одиночкой из французского нуара, представителем "потерянного поколения" 20-х годов прошлого века. Его свиной облик можно считать скорее метафорой фронтового синдрома, вроде вьетнамского синдрома Кэмерона из фильма "Трюкач".
"Порко Россо", вопреки расхожему мнению, не самый философски, психологически и экзистенциально глубокий фильм Миядзаки. Когда он говорит о том, что это "фильм по его собственному вкусу", "его личный фильм", он имеет в виду ровно то, что говорит — Миядзаки снимал ленту просто в свое удовольствие, о том, что ему дорого и интересно — то есть прежде всего о морской авиации. Картина — просто гимн гидросамолетам, расцвет которых пришелся как раз между двух мировых войн. В одном из эпизодов Фиолина произносит целую речь, в которой объясняет, что сочетание моря и неба дает морским авиаторам неоспоримые преимущества по сравнению с "обычными моряками и обычными пилотами". Что говорить, гидросамолет, не зависящий от аэродромов — это сама свобода! Вся техника в фильме имеет реальные прототипы — Порко летает на модернизированном Macchi M.33, Кертис — соответственно, на Curtiss R3C-2, пираты из клана "Мамма аюто" используют нечто похожее на CANT Z.501 "Gabbiano" (который итальянские летчики как раз и прозвали Mamma Aiuto, "мамочка, спаси") и, частично, на некоторые модели фирмы Consolidated. Вообще, Миядзаки сделал самолеты не точными копиями прототипов, это собирательные образы, в которых можно узнать Potez 453, Dornier Do.J Wal и RS.II, Fiat CR.20 Idro, Savoia S.55, Liore-Olivier H-24-2, Short S.17 Kent и даже истребитель Letov S.20, разработанный чешским инженером Алоизом Смолеком. Практически без изменений в фильме представлены разве что итальянские гидроистребители Macchi M.5 и австрийские Hansa-Brandenburg CC. Перечень этот, впрочем, далеко не полный — авиация в "Порко Россо" может служить темой отдельного исследования. Достаточно добавить только то, что надпись Ghibli на моторе - отсылка не столько к названию знаменитой студии, сколько к самолету Caproni Ca. 309 Ghibli. Несомненно, будь Миядзаки на поколение старше — он мог бы стать конструктором таких машин, настолько глубокое знание их истории и конструкции он демонстрирует. Любой из нарисованных им самолетов мог бы воплотиться в 20-е годы в реальный летательный аппарат. В этом отношении "Порко Россо" действительно можно считать экзистенциальным автопортретом Хаяо, который чувствует себя свиньей потому, что в реальной жизни вынужден снимать кино, а не летать на гидросамолетах. Кинематограф в ленте подается скорее с иронией — Порко смотрит в миланском кинотеатре фильм про морячка Папая, который называет "дурацким", незадачливый американец Кертис мечтает стать голливудской звездой, а Джина пишет сценарии. Несколько скомканная для Миядзаки концовка только убеждает, что кино рядом с морской авиацией — это такая ерунда… "Свинья, которая не летает — это просто свинья", - говорит Порко.
Борис Гришин, InterMedia