Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

06.12.2016
05.12.2016

ИЛЬЯ ЛАГУТЕНКО: "МОЕЙ ЗАДАЧЕЙ БЫЛО ЛИКВИДИРОВАТЬ В ЗЕМФИРЕ ЛАЙМУ ВАЙКУЛЕ"

07.08.08 18:35 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
ИЛЬЯ ЛАГУТЕНКО: "МОЕЙ ЗАДАЧЕЙ БЫЛО ЛИКВИДИРОВАТЬ В ЗЕМФИРЕ ЛАЙМУ ВАЙКУЛЕ"

(ПОЧЕМУ ОТКАЗАЛСЯ ВЫСТУПАТЬ НА ПРАЗДНИКЕ "МК")
"Разборки со спонсорами — последнее дело. Просто выступление нескольких "живых" групп на одной сцене связано с большими техническими трудностями. Когда люди тебя уверяют, что все будет, как надо, а в последний день выясняется, что это не так, становится обидно. Одно дело, когда под политическим соусом готовится красивое шоу, тогда еще ладно. Но когда не предоставлено ничего из обещанного... Как вспомню эту убогонькую сценку… У нас в регионах сейчас лучше подходят к организации таких действ. Уже не 1997 год, когда мы выезжали на свои первые гастроли. Тогда нам говорили, что в стране нет этого и того, а из-за границы везти дорого. Сейчас у нас есть самые высокотехнологичные вещи, которых еще в Европе поискать, и можно сделать шоу лучше, чем у Мадонны… Просто этим нужно заниматься!"
(ПОЧЕМУ ВЫСТУПИЛИ В "Б-1 МАКСИМУМ", А НЕ НА БОЛЬШОЙ ПЛОЩАДКЕ)
"Мы о ней даже не размышляли, были заняты исключительно подготовкой песен к альбому. И какого-то большого действа в его поддержку в столице, честно говоря, пока и не планировали. Мы и не думали, что вокруг нашего концерта будет ажиотаж. Мы нередко появляемся в Москве: прошлым летом, например, выступали в Коломенском, где собрались около 40 тысяч человек. То есть не было такого, чтобы мы не выступали 10 лет…"
(О ЗАЩИТЕ ПРИМОРСКИХ ТИГРОВ)
"Я уже много лет являюсь попечителем фонда "Амур" — эта организация занимается проблемой сохранения уссурийского тигра в дальневосточной тайге. В Приморском крае еще неплохая ситуация. Основная проблема — браконьерство, уничтожение лесов. А в Индии, где на первом плане конфликт человека и тигра, который нападает, когда нарушается среда его обитания, дело обстоит хуже".
(О МУМИ-ТРОЛЛЕ И СВОЕМ МУЗЫКАЛЬНОМ ПУТИ)
"Когда я был подростком, играл в муми-тролля. Другого слова не могу подобрать — никогда в жизни не думал, что это может стать такой большой частью моей жизни — и работой, и ответственностью за других людей, и, если хотите (закатывает глаза), вкладом в культурную сокровищницу. Будучи обычным советским школьником, я воспитывался на стереотипах: школа, университет, армия, работа. Все это я прошел. И понимал: чтобы работать в ВИА, надо было выбирать другие университеты. Ничто не говорило, что я пойду таким путем. Вся официальная музыка была мне чужда, я не находил в ней ничего интересного. Зарубежные рок-группы трогали, но казались фантастикой, из другой реальности. И только когда впервые услышал записи "Кино", "Аквариума", во мне стала крепнуть мысль, что есть люди, которые занимаются тем же самым, о чем мечтаю я. Но я все равно не думал, что это произойдет и со мной. Это тоже было далеко: где-то в Петербурге, но не во Владивостоке. У нас в городе все были рыбаки и моряки — так и надо было видеть свою судьбу. Или переводчик — вполне владивостокская могла бы быть профессия".
(О РАБОТЕ С АЛЕКСАНДРОМ ШУЛЬГИНЫМ)
"Велись переговоры со всеми действующими в то время представителями шоу-бизнеса. В том числе с Александром Шульгиным, у которого были ресурсы, чтобы продвигать артистов своего лейбла. На тот момент это Валерия, группа "Мечтать", Олег Митяев. Он хотел участвовать везде по чуть-чуть. Долго мы контракт не обсуждали — я понимал, что никто не предложит мне волшебных условий. Заранее знал, что это будут очень трудные для отработки позиции, но я на все это плюнул. Поэтому, наверное, у нас и не было громкого развода — я прекрасно понимал, на что мы идем, зачем и как с нами будут обходиться. И поверьте, первые несколько лет с нами обращались ужасно. Это вообще были лихие 90-е, когда людей убивали просто так. По сравнению с этим обман на деньги не столь трагичен".
(КАКИЕ ПЛАНЫ НА БУДУЩЕЕ)
"То есть буду ли я, как Мик Джаггер, в 60 лет скакать с микрофоном? Судьба свела меня со многими артистами, которых я очень люблю. И Мика Джаггера, и Брайана Ферри, и Саймона Ле Бона — всех я встречал лично, со всеми общался. Когда видишь этих людей, понимаешь: они остаются на сцене не потому, что им очень надо или жизнь заставила… Ты или хочешь и получаешь наслаждение, или нет. Поэтому если через 20 лет мне это будет интересно, то да. А если вдруг за следующие 10 лет все переменится и я заведу себе большое поле, на котором стану выращивать сою, воспитывать детей, а на закате писать картины, то, наверное, на сцене вы меня не увидите".
(О КОРПОРАТИВАХ)
"Сегодня есть люди, которые являются поклонниками артистов и платят им за выступления громадные деньги. Считайте, что они просто покупают себе билет на концерт, потому что, условно говоря, не хотят идти толкаться. Честно говоря, я сам иногда не хочу идти на своих артистов в большие залы, потому что там все неудобно, старо и воняет. Но поверьте, корпоративы скоро всем наскучат. Правда, сейчас западные артисты в очереди стоят приехать в Россию. И даже мои телефоны обрывают агенты кого хотите — от Scorpions до Led Zeppelin".
(О ВЫСТУПЛЕНИЯХ В РОССИЙСКОЙ ГЛУБИНКЕ)
"Это просто честное общение со зрителем, которого я не чураюсь. Многие артисты рыдают: "Ну почему я должен опять ехать в Брянск, выступать в этом же разваливающемся ДК?" Это вопрос к местным властям, а не к людям, которые там живут и по несколько лет ждут встречи с каким-то артистом. Эмоции зала не купишь никакими деньгами. Это то, что действительно остается в памяти и делает впрыск в будущее творчество".
(О СВОЕМ ПРОДЮСЕРСКОМ ОПЫТЕ)
"Я себя не ассоциирую с профессиональным продюсером. Все, где мне доводилось работать — это первая пластинка Земфиры, группы "Сегодня ночью", "Туманный стон". У всех артистов разная судьба, и зависит она не от альбома, а от личных качеств. Сейчас я увлечен проектом "Кач", которым и займусь как продюсер после выпуска "Восьмерки". Для широкого круга слушателей это радикальная концепция. Перед нами стоит задача сохранить радикальность при отсутствии ненормативной лексики и облечь это в убедительную жесткую музыкальную форму".
(О ЗЕМФИРЕ)
"Я абсолютно не удивляюсь ее последним работам — они больше подходят Земфире, чем первые альбомы. Думаю, то, что она делает сейчас, она хотела делать и тогда, но не позволяло отсутствие опыта, давление авторитета товарищей… Первый ее альбом вышел таким, каким слышал ее песни я. Моей задачей было ликвидировать в Земфире Лайму Вайкуле. Ресторанщина присутствовала в связи с техническими условиями, в которых она тогда находилась. Сидеть дома и подбирать на синтезаторе песни было, конечно, сложновато. Сейчас ситуация изменилась, все доступно нажатием одной клавиши. И теперь Земе, наверное, советчики не нужны".
("Собеседник", 05.08.08)