Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

03.12.2016
02.12.2016
01.12.2016

В "ПЛАМЕНИ ПАРИЖА" СТОЛКНУЛИСЬ ДВА МИРА

02.07.08 17:38 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
В "ПЛАМЕНИ ПАРИЖА" СТОЛКНУЛИСЬ ДВА МИРА

Генеральная репетиция балета "Пламя Парижа" Бориса Асафьева (см. МУЗЫКА от 26.06.08) состоялась 2 июля на Новой сцене ГАБТа. Главные партии исполнили Мария Александрова (Жанна), Александр Волчков (Филипп), Нина Капцова (Аделина), Денис Савин (Жером), Анна Антоничева (Мирей де Пуатье), Руслан Скворцов (Антуан Мистраль), Владимир Непорожний (Маркиз), Людмила Семеняка (Мария Антуанетта), Екатерина Крысанова (Амур) и др.
Хореограф-постановщик Алексей Ратманский, восстановивший спектакль Василия Вайнонена по крупицам, фактически создал новый балет — очень изящный, со своей узнаваемой неоклассической хореографией. Более того, спектакль уникален в своем жанре — советский драмбалет послужил основой для эпического балета. Сюжет основан на столкновении двух миров; два стиля танца — классический и характерный — перекликаются в хореографии. И если танцовщики (и, в особенности, танцовщицы) просто героически преодолевают трудности, связанные с постоянной сменой пуантов на ботинки, то два мира ужиться никак не могут. Мир аристократии олицетворяют классический танец и костюмы, несколько устаревшие к эпохе Людовика XVI. Мир "наш, новый" "построен" при обязательном условии жертвы — невинного "агнца". Кстати, из всех героев именно новый персонаж, введенный в эту постановку, — Аделина, аристократка, спасающая брата Жанны, переходящая на сторону "революционеров" и погибающая на гильотине от их же руки, - получает развитие. Ее партия характеризуется полистилистикой, обусловленной принадлежностью к обоим мирам, ее чувства раскрываются наиболее полно, создавая действительно "лирическую" линию (в то время как "главная" пара — революционно-настроенные Жанна и Филипп - демонстрируют лишь плакатную героику). Образ Аделины многограннее остальных — именно она проявляет индивидуальность, в одиночку пытаясь противостоять толпе. Такие не выживают, а тех, кто был им близок (Жером), в финале растопчет безликая толпа в костюмах республиканского триколора, надвигающаяся на зал и ощерившаяся мушкетами.
Несомненной удачей спектакля стала художественная сторона — работа со светом Дамира Исмагилова, "гравюры" декораций Ильи Уткина и Евгения Монахова, яркие костюмы Елены Марковской. Великолепные наряды также призваны воплотить разные сферы жизни революционной Франции — придворные в "сливочных" одеяниях, пастельные платья крестьян и чуть более яркие - горожан, красно-сине-белые костюмы революционеров, яркие, навороченные экзотические наряды придворных артистов, которые после революционного триумфа переодеваются в греческие хитоны, дабы соответствовать "новому искусству" "нового мира" (хотя при этом сам стиль "правительственных балетов" не меняется).
Пожалуй, самым слабым местом спектакля пока является оркестровая яма — точность исполнения не всегда соотносилась с нотным текстом, особенно у медных духовых, героических тембров которых в партитуре достаточно. Тем более обидно, что музыка Асафьева, столь редко звучащая, имеет множество художественных достоинств. Массовые сцены (на небольшом подиуме порой находилось более ста человек) эпического полотна "Пламени Парижа" поставлены очень органично - не только виртуозные номера солистов, но и групповые танцы были удостоены отдельных оваций.