Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

28.04.2017
27.04.2017

"НЕРЕАЛЬНЫЙ СЕВЕР": ДИНАСТИЯ ФАРЕНГЕЙТ****

30.06.08 17:39 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"НЕРЕАЛЬНЫЙ СЕВЕР": ДИНАСТИЯ ФАРЕНГЕЙТ****

Показ эпического триллера "Нереальный север" (Far North, Великобритания-Франция, 2007, режиссер - Азиф Кападиа, в ролях - Мишель Йео, Мишель Крузек, Шон Бин) прошел в рамках внеконкурсной программы XXX ММКФ "Отражения" в кинотеатре "Октябрь" 22 июня.
"И вот она чешет длинные косы, и вот она холит свои персты/Покуда вьюга лепит торосы, пока поземка змеит хвосты/
И вот она щурит черное око - телом упруга, станом пряма/А мать пеняет ей: "Лежебока!" и скорбно делает все сама".
Дмитрий Быков
В абстрактной Арктике, среди расстеленных в строгом порядке снегов и льдов, живут мать Саива (Йео) и ее дочь-приемыш Анья (Крузек), беглянки от жестокого мира. Белое безмолвие - пейзаж Рокуэлла Кента - воспринимается ими как чистый лист, возможность начать жизнь с нуля. Их мир не коррелирует с нашим: ловля рыбы (язык не повернется назвать это занятие мирным словом "рыбалка"), тявканье лаек, разжигание очага, долгие ночи при свете углей. Даже редкие приметы цивилизации выглядят здесь рудиментарно и скудно: утлая моторная лодка, вручную запускаемая в ход радиола. И ружья - из них можно стрелять в чужаков, бранящихся отборным матом, вторгающихся в их космос извне, с Большой Земли, по льду, в дни, когда замерзает пролив. В остальном - гармония, шелест метели, первозданность. Все это будет нарушено появлением мужчины (Бин), вроде бы русского (с характерным для этой нации именем Локи). Найденный и выхоженный нашими героинями, он станет недостающей гранью любовного треугольника, предпочтет молодость и свежесть мудрой зрелости. Все закончится большой кровью на крайней грани гиньоля, фестивальные снобы, допущенные к показу, станут визжать: "Вау, "Трома" отдыхает!" и будут при этом одновременно в себе и не в себе. Ибо "Трома" по факту искусства действительно отдыхает, но тут они вспомнили эту кинофабрику зря. Это не "Трома", это жизнь. Аьона - не ласковый песенный "север, север, северок, холод, холод, холодок", а место, для которого лучше всего подходит короткий рык: "Nord!"
Само имя британского режиссера говорит об его индийских корнях. Он, представитель славного рода (вспомним Димпл Кападиа, знаменитую Бобби, звезду одноименного фильма Раджа Капура, гремевшего по всему свету задолго до того, как Галина Щербакова опубликовала созвучную по теме повесть "Вам и не снилось"), предпочитает кино жесткое, строго фестивальное, нацеленное не на всех. Снимая фильмы с названиями "Воин" и "Месть", он как бы продолжает традицию азиатского экстрима (выражение настолько затаскано, что скоро будет приравнено к нецензурному). На сей раз "экстрим" переместился на север, что тоже грозит превратиться в тенденцию (вспомнить недавние "Антарктический дневник" Пил-Сунь Има или "Воин севера" Антти-Юсси Аннила, финскую ленту о восточных единоборствах).
Прокатчики иноземных фильмов привыкли коверкать их титулы. На сей раз они в кои-то веки попали в точку. Перед нами действительно "нереальный Север", соотносящийся с современностью не больше, чем пьесы Шекспира. Кападиа лорнирует событийный ряд, который, прежде всего, можно определить словом "увлекательный". Пусть вещи страшные, но захватывающие, а с этим у реальности, как все знают, на сегодняшний день большие проблемы. Хотя временами режиссер все же демонстрирует изнанку бытия: сцены загона оленей, свежевания нерпы невозможно смотреть без гневных слез. Из шерсти убиенных зверей наши "новые Робинзоны" затем делают подобие рыбы, устраивая таким образом домашний кукольный вертеп. Фарли Моуэт этого бы не одобрил.
Но, даже впадая, как это свойственно рецензенту, в сентиментальность, невозможно не оценить льдинистую красоту фильма Кападиа, подкупающую и актерской игрой. Вполне уместна юная Мишель Крузек, по обыкновению хорош и Шон Бин, одержимый Боромир из "Властелина колец". Но первая звезда всей драмы - Мишель Йео, которая, вопреки своему обыкновению, не машет руками и ногами (что тоже весьма неплохо!), но, напротив, являет собой неприступность каменной крепости. Приятно, что мы видим Мишель в удачном европейском проекте, а не в очередной голливудской "стрелялке". У этой китаянки все всегда получалось: карает ли она нарушителей закона в "Королевских воинах", спасает ли панду в "Серебряном ястребе", крадЈтся ли тигром, затаивается ли драконом в одноименном опусе Энга Ли - глаз от экрана не оторвать.
И если бы датский халтурщик Оле Борнедаль, автор культового, но от этого не менее чудовищного "Ночного дежурства", хоть что-то понимал в творчестве, он взял бы на главную роль в своем проекте "Меня зовут Дина" именно Мишель, тогда бы, глядишь, и вышло что-нибудь хоть как-то адекватно созвучное северной саге Хербьерг Вассму. И, кстати, та Дина
тоже любила русского.
О норвежской писательнице, потенциальной нобелевской лауреатке, мы вспомнили не случайно. "Нереальный север" рождает не столько киношные, сколько литературные ассоциации. Второй пример - новый гений французского пера Мишель Фейбер с его "Близнецами Фаренгейт": "Они постояли все вместе в лишенном горизонта сумраке, под холодным ветром, - трое оставшихся в живых членов семьи Фаренгейт. Лайки были уже запряжены и готовы к дороге, дыхание их серебристо клубилось в горевшем на крыльце вольфрамовом свете". Можно ли добавить к этому другие слова? Да. Но
они снова будут из процитированной в эпиграфе баллады: "И вот она принимает муки, и вот рыдает дни напролет, и вот она ранит белые руки о жгучий снег и о вечный лед. И вот осваивает в испуге добычу ворвани и мехов. И отдает свои косы вьюге во искупленье своих грехов".
Борис Белокуров, InterMedia