Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

28.03.2017

"КРАСНЫЕ ПОЛЯНЫ": УСКОЛЬЗАЮЩАЯ КРАСОТА****

24.06.08 18:43 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"КРАСНЫЕ ПОЛЯНЫ": УСКОЛЬЗАЮЩАЯ КРАСОТА****

Показ фильма "Красные поляны" (СССР, 1966, режиссер — Эмиль Лотяну, в ролях - Светлана Тома, Виктор Соцки-Войническу, Виктор Чутак, Григориу Григориу) в рамках программы ММКФ "Социалистический авангардизм" прошел в кинотеатре "Октябрь" 23 июня.
На земле, где время течет, как старое вино, а знойное солнце превращает пастбища в безжизненные прерии, подходит к концу многовековой уклад жизни молдавских чабанов. То и дело падают бездыханными истощенные без сочных трав овцы, и пастухи, следующие правилу "Чабан без овец, как Дунай без воды", решают перегнать стадо в цветущее место под названием Красные Поляны. Старик Луция, его юная дочь Иоанна (Светлана Тома), безрукий чабан Лия и горячий, несдержанный, влюбленный в Иоанну Савва по прозвищу Аллилуйя (Григориу Григориу) начинают нелегкий многодневный путь в надежде сохранить отару. К ним присоединяется молодой корреспондент городской газеты Андрей, модный щеголь в темных очках (Виктор Соцки-Войническу — точная копия американского актера Брюса Кэмпбелла времен "Зловещих мертвецов"). Горожанин не спеша познает простую жизнь своего народа, а заодно становится роковым звеном в отношениях Иоанны и Саввы.
1966 год. Эмиль Лотяну перешел тридцатилетний рубеж. Через несколько лет он покорит Сан-Себастьян кинопоэмой "Лаутары", а спустя еще десятилетие его "Табор уходит в небо" буквально взорвет советский кинопрокат. А пока на киностудии "Молдова фильм" Лотяну снимает "Красные поляны", которые становятся точкой отсчета в его дальнейшем режиссерском пути. Именно здесь, в кочевой романтике просторов молдавской земли, Лотяну находит нужную интонацию, тот самый прием музыкально-поэтического направления, который станет впоследствии его фирменным знаком.
Во всем стилистическом многообразии советского кино Эмиль Лотяну занимает совершенно уникальное место. Одному богу известно, как уроженцу села Секуряны Черниговской области удалось нащупать тонкую грань сочетания высокой поэзии, невероятного по своей силе изобразительного мастерства и мелодрамы на разрыв аорты, которая била наотмашь по сердцам отечественных зрителей, уже достаточно размягченным к тому времени кинопродукцией дружественной Индии. Он как никто другой понимал, что героини должны быть красавицами, одевал их в красные платья (беспроигрышный вариант в кадре) и как следствие — женился на них, продолжая синтезировать любовь и искусство в своих последующих лентах. Потому как мировой опыт доказывает, что по-настоящему показать на экране женщину может тот режиссер, который вне съемочной площадки проводит с ней время в постели. Как ни парадоксально кажется на первый взгляд это сравнение, но именно так понимал кино Леос Каракс, который при всей расхожести жанров остается близок Лотяну, как никто другой. И Каракса, и Лотяну роднит то, что они не стыдились говорить о любви с обнаженной беззащитностью моллюска, выброшенного из раковины на берег, с той пугающей обывателя нежностью, от которой многим моментально захочется поставить защитную стенку. И тот, и другой снимали в кино только своих женщин. Каракс нашел Жюльетт Бинош на улице в Гренобле, когда она прошла мимо, закутанная в красный шарф, а Лотяну встретил Светлану Тома на автобусной остановке в Кишиневе, и совершенно кинематографичная магия этих встреч дала рождение фильмам, которые останутся в вечности до нового всемирного потопа. Потому как настоящая поэтика не может прийти на экран, если за ней не стоит ЖИВОЙ человек, влюбленный, чувственный, способный на безумства. Такому не нужно будет раскрашивать скалы в цвет индиго для пущего изобразительного эффекта, как это делал Сергей Параджанов, с которым поначалу советская критика пыталась сравнивать Эмиля Лотяну. Такой просто увидит алмаз, где другие увидят пепел, и передаст это ощущение зрителю.
Возвращаясь к "Красным полянам", напоследок хочется сказать следующее. Пронзительный дух потери, летящий над лиственным багрянцем, где в сполохах иван-чая теряла свой душевный покой юная Иоанна, в наши дни кажется еще более горьким. Теперь название "Красные поляны", в первую очередь, ассоциируется с фешенебельным горным курортом близ Сочи, где уже давно нет места разговорам об ускользающей красоте и хрупкости канувшей в прошлое эпохи.
Анастасия Белокурова, InterMedia