Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

06.12.2016

"ОСТРОВ СОКРОВИЩ": Я НА ПОДВИГ ТЕБЯ ПРОВОЖАЛА*****

23.06.08 17:56 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"ОСТРОВ СОКРОВИЩ": Я НА ПОДВИГ ТЕБЯ ПРОВОЖАЛА*****

Показ приключенческого фильма "Остров сокровищ" (СССР, 1937, режиссер - Владимир Вайншток, в ролях - Капитолина Пугачева, Михаил Климов, Осип Абдулов, Николай Черкасов, Михаил Царев, Александр Быков) прошел
в рамках программы XXX ММКФ "Столетние и столетие. К юбилею первого российского кинопоказа" в кинотеатре "Октябрь" 22 июня.
Приключенческий фильм, как мудро гласит "Киноэнциклопедический словарь", есть фильм, в котором фабула основана на неожиданности. На событии, нарушающем привычный порядок вещей. И действительно, неподготовленного зрителя эта экранизация может несколько удивить. Титры, где под разбойничью музыку Никиты Богословского перелистываются страницы фолианта, украшенные изображениями парусных кораблей, вроде бы говорят о том, что перед нами и впрямь фильм по хрестоматийному Стивенсону. Однако затем следует информация: в стародавние дни в одном из графств Ирландии вспыхнуло народное восстание; бунтари держали тяжелый бой и с потерями отступили. Тактика у них была следующая: "С порохом умеет драться каждый. А как же ножи? А зубы?" Но колющего и грызущего оружия
против регулярной армии англичан не хватало. Может быть, помогут друзья из свободной Франции? Тоже вряд ли. И вот один из вождей мятежников, доктор Лайвеси (Царев), тяжело ранен и вынужден укрыться в трактире, где за ним станет ухаживать юная Дженни Гокинс (Пугачева) в совершенно невозможном платье в горошек. (Архаическая транскрипция имен придает всей истории особый психоделический шарм.) Вскоре Лайвеси поправляется, да и как тут не выздороветь, когда влюбленная леди-партизанка ежесекундно мурлычет песню "Я на подвиг тебя провожала"? Дженни, в которую безумным мановением пера сценаристов был превращен юнга Джим, гораздо больше бы подошло имя Ира, что означает — Ирландская Республиканская Армия. И, если кто-то еще не догадался, перед нами совершенно новое и наиболее точное кинопрочтение "Острова сокровищ". Снятое не с бухты-барахты, но на основе глубокого классового подхода.
Здесь остается лишь вновь процитировать неофитствующего сыщика Патрикеева из "Зеленого фургона": "Очевидно, фильм был создан ПО МОТИВАМ популярных рассказов". Да, это так, и мастер советского авантюрного кино Владимир Вайншток (единственная печаль, что он так и не снял "Копи царя Соломона") подошел к своей миссии основательно. Предыдущей его работой были куда более известные "Дети капитана Гранта" (1936), которые благодаря своему гуманистическому посылу в особой переработке не нуждались. Однако с героями Стивенсона вышло иначе. Мы с детства помним, что, помимо романтики дальних странствий, их вела в путь банальная жажда обогащения. В 1937 году подобное стремление разделяли не все. Именно поэтому в следующей ленте Вайнштока сквайр Трелони (Климов) превратился в напыщенного труса, демагога да и вообще буржуя по всем статьям, включая и подрасстрельную. Именно поэтому уездный врач Ливси подался в борцы на независимость. Понятно, что и пресловутые "пиастры-пиастры-пиастры" нужны мореплавателям лишь для нужд ирландской диаспоры, но никак уж не сами по себе. Да и сам Джим Хокинс перевоплотился в девушку, которая переоделась в парня (то есть буквально в него самого) лишь для того, чтобы в конце заслужить похвалу боевого командира: "Спасибо, Дженни! Ты не напрасно нарядилась мальчиком и доказала, что молодые патриоты умеют выполнять свой долг перед родиной!"
Автор заметки сильно подозревает, что подобной вивисекции над классикой экраны мира не знали. Вроде бы есть здесь и сундук капитана Флинта, и трактир "Адмирал Бенбоу", и черные метки, но от книги Стивенсона все это находится дальше, чем любые похождения Джека Воробья. Именно поэтому старый и недобрый (фактически призывающий к резне) "Остров сокровищ" автору заметки так мил. И той очаровательной курьезностью, которая так выгодно отличает его от всех прочих версий, - а ведь сей роман не экранизировал лишь самый ленивый. Любые трактовки, что у нас, что в Голливуде, получались лишенными легкости первоисточника, безмерно помпезными: особенно это касается трехсерийной цветной телеверсии, которую едва спасает даже гениальная игра Олега Борисова. На их фоне лента Вайнштока - хороший глоток морского бриза. Или пиратского рома, который так залихватски пьет разведчица Дженни, пытаясь заслужить
одобрение пиратского сброда. А можно ли забыть ланьи глаза Капитолины Пугачевой, пусть некрасивой, но ведь скоро любую раскрасавицу запросто можно будет клонировать. Боюсь, что эту актрису не клонируют никогда.
Но и это не главное. После "Острова сокровищ" в творчестве Вайнштока наступил, как принято было раньше писать, вынужденный перерыв: времена были такие, что "йо-хо-хо, веселись, как черт", точнее не скажешь. Он вернулся в кино в 60-е, но уже преимущественно как сценарист. Его перу принадлежат, в частности, "26 дней из жизни Достоевского", не говоря уже об антрацитово-черном шпионском "Мертвом сезоне". Из его режиссерских работ поколению 70-х особенно запали в душу советско-кубинский "Всадник без головы" (1973) и огромный проект стран СЭВ "Вооружен и очень опасен" (1978), где в числе прочих по-бретгартовски взаимодействовали между собой Банионис, роковая женщина Людмила Сенчина и одаренный румын Мирча Верою. Это превосходные фильмы, но от железного пафоса, от тоталитарного ужаса "Острова сокровищ" в них уже не было следа. Пафос же растворился в войнах, стагнациях, беспомощно-разрушительных реформах. И теперь некому больше спеть: "Я тебя провожала, но слезы сдержала, и были сухими глаза".
Борис Белокуров, InterMedia