Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

03.12.2016
02.12.2016
01.12.2016

КОНКУРС РИХТЕРА ОБРАТИТ ВНИМАНИЕ НА МУЗЫКУ

15.06.08 23:41 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
КОНКУРС РИХТЕРА ОБРАТИТ ВНИМАНИЕ НА МУЗЫКУ

Пресс-конференция, посвященная II Московскому международному конкурску пианистов им. Святослава Рихтера, состоялась 15 июня. В ней приняли участие директор конкурса Асир Розенберг, гендиректор Госконцерта (соорганизатор соревнования) Константин Воробьев, исполнительный директор Олег Скородумов, члены жюри Валерий Афанасьев, Петер Коссе, Анатолий Катц (ответственный секретарь жюри). В зале присутствовали другие участники судейской коллегии — Белла Давидович, Анна Маликова, Сюй Чжун, Менахем Визенберг, Томаш Вашари, Виктория Постникова, Жан-Бернар Помье, Бруно Канино.
Асир Розенберг открыл встречу, рассказав о своем взгляде на состязание: "Так уж сложилось, что конкурс оказался очень большим — не меньше фортепианной части Конкурса Чайковского. Конечно, у нас много проблем, но мы их решаем". Тем не менее директор конкурса отметил, что "главные идеи" соревнования "большей частью реализуются". В современном мире, по словам г-на Розенберга, "менеджмент превалирует перед музыкой" и руководство конкурса Рихтера "хочет эту ситуацию исправить". "О конкурсе я особо ничего говорить не буду. Он сам все покажет. Конкурс — штука непредсказуемая", - добавил Асир Розенберг.
Олегу Скородумову было "приятно видеть полный зал" на пресс-конференции, что, по его словам, напоминает о конкурсе Чайковского и "говорит об уровне" рихтеровского соревнования. Тем не менее, по сообщению г-на Скородумова, работу жюри он видел "не раз, и не только на Конкурсе Чайковского". "У меня много неприятных впечатлений, вы догадываетесь, о чем я", - поделился он с прессой, добавив, что на Конкурсе Рихтера работа судейской коллегии построена иначе. Перед пресс-конференцией на встрече в музее-квартире Святослава Рихтера была обсуждена система голосования, в результате чего была выбрана, по словам г-на Скородумова, "самая простая система — "да/нет". В третьем туре каждый член жюри выберет одного из шести финалистов, после чего будет проходить обсуждение.
Анатолий Катц подчеркнул, что "технологическая чистота" исполнения "желательна, но необязательна". "Жюри уже на первом конкурсе реагировало не на мелкие недостатки, а на музыку", - поделился он.
Для Константина Воробьева и Госконцерта, в свою очередь, участие в Конкурсе Рихтера является "огромной честью". Отметив, что недавно организация провела два фестиваля — Рихтера в Тарусе и Тихона Хренникова в Липецкой области, г-н Воробьев назвал столичный конкурс пианистов "более серьезным и важным мероприятием". "Мы очень рады, что конкурс даст возможность говорить о новых именах", - сообщил директор Госконцерта.
Валерий Афанасьев считал ранее участие в жюри международных конкурсов "чуждым для себя". Ранее пианист входил в состав судейской коллегии только один раз на конкурсе Феруччо Бузони, после чего "зарекся" от этого и "считает, что он только потерял время". Пианист подчеркнул отличия состязания от других: "Конкурс совершенно необычный. Сейчас соревнования существуют в основном для молодых. Недавно видел афишу конкурса для 10-летних. Скоро будут играть новорожденные и даже нерожденные. Считается, что в 13 лет играть трудно, и когда милый мальчик играет Шопена мило и спонтанно, из него делают идола. В дальнейшем ему очень сложно избавиться от этих коротких штанишек, и он до самой смерти играет, как ребенок. И старики теперь так играют — серьезная интерпретация неважна. Именно потому, что в конкурсе (Рихтера. — Прим. ред.) могут участвовать зрелые артисты, он позволяет слушать их на серьезном, зрелом репертуаре". "Дети — это, конечно, хорошо, - продолжает г-н Афанасьев. - Я очень люблю детей, я сам был ребенком. И Платон был ребенком, и Данте был ребенком. Но молодежь играет спонтанно. В 16 лет вы просто выплескиваете все, что у вас на душе. Дело в том, что молодые не понимают смерти. Нужно познать вселенскую смерть. Для этого недостаточно увидеть по телевизору труп. Играть в 50-60 лет становится все сложнее. Мой педагог — Эмиль Гилельс — играл все лучше и лучше. Мы пришли к такому упадку в культуре, потому что царствуют молодые".
На вопрос корреспондента InterMedia о том, доводилось ли организаторам или членам жюри слышать ранее имена участников нынешнего конкурса (поскольку, как неоднократно подчеркивалось, все конкурсанты являются взрослыми состоявшимися и концертирующими пианистами), ответил Анатолий Катц. "Прежде чем сформировался окончательный список из 35 конкурсантов, отборочное жюри в составе Элисо Вирсаладзе, Алексея Любимова, Марины Дроздовой — выделило их из 110 человек. Раньше мы их не слышали. Среди них были ученики членов отборочного жюри, но, как в таких случаях водится, при этом их педагоги не принимали участия в голосовании", - сообщил ответственный секретарь жюри. Он попросил прессу "быть немножечко осторожнее в выражениях", поскольку на первом конкурсе "были какие-то статьи с очень опасными рискованными выражениями".