Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

06.12.2016

ФЕСТИВАЛЬ СИМФОНИЧЕСКИХ ОРКЕСТРОВ СОВЕРШИЛ КАЧЕСТВЕННЫЙ СКАЧОК НА ЭКВАТОРЕ

08.06.08 15:39 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
ФЕСТИВАЛЬ СИМФОНИЧЕСКИХ ОРКЕСТРОВ СОВЕРШИЛ КАЧЕСТВЕННЫЙ СКАЧОК НА ЭКВАТОРЕ

Симфонический оркестр Шведского радио выступил под управлением финского дирижера и композитора Лейфа Сегерстама 7 июня в Колонном зале Дома союзов в рамках III Фестиваля симфонических оркестров мира. В программу концерта коллектив включил оркестровую пьесу "Легенды шхер", симфоническую поэму "Море" Клода Дебюсси и Вторую симфонию Яна Сибелиуса. Бодрый энергетический заряд журналисты получили еще на состоявшемся перед концертом брифинге с маэстро — выйдя же на сцену, финский "шаман" тут же заключил слушателей в свои объятия, широко раскинув руки, как бы обняв зал и покорив его своей неуемной позитивной энергией.
Концерт Симфонического оркестра Шведского радио — экватор фестиваля — стал пока что лучшим на данном смотре. В отличие от двух предыдущих (см. МУЗЫКА от 02 и 05.06.08), залогом успеха здесь явилось сочетание яркой программы и соответствующего ей исполнения — тонкого, рельефного и на 100% северного. Даже "Море" Дебюсси заиграло яркими по северному чистыми холодными красками.
Вообще оркестр поражает гибкостью, изменчивостью тембровой палитры. Исполнители демонстрировали порой настолько совершенное мастерство, что звук того или иного инструмента приобретал непривычную окраску — глухое органное воркование тубы, "вьюжные" скрипки, холодный, лишенный вибрато, "электронный" звук виолончелей и др. Близкий к священному трепет вызвала благородная величественная медь, удивительно гибкая и "послушная", где надо уходящая на дальний план. Все сложнейшие пассажи духовые исполняли словно на "раз плюнуть" на одном дыхании, будто музыканты с колыбели только и занимались тем, что наигрывали "для себя". Их гибкие мелодии, переплетаясь со столь же рельефными, витиеватыми и одновременно естественными линиями скрипок создают звуковой эквивалент известной скандинавской орнаментики ("плетенки", издревле украшающей практически весь рукотворный мир — от брошей до кораблей и церквей).
Но, что бы ни творилось в музыке, какие бы мелодические хитросплетения, бури и истерики там не возникали, манера дирижера отличается внешним спокойствием, сдержанностью, минимумом движений. И как результат — культура и благородство звука: ни одна кульминация не била по ушам и не звучала откровенно-открыто. Накал страстей передается за счет увеличения глубины и объема, обволакивания оркестра бархатными басами, но ни в коем случае не крика. Исключительно скандинавское гармоничное сочетание противоположностей, которое присуще всей нордической культуре и о котором говорил на брифинге маэстро Сегерстам, отличает и игру шведского оркестра от его европейских коллег. Даже музыка Дебюсси здесь - не импрессионизм, а яркий северный пантеизм. Но одновременно с естественностью и интерпретацией в пантеистическом ключе ("nature"), огромная доля в игре шведского оркестра принадлежит миру волшебства, пронизывающего видимый реальный мир практически во всем скандинавском искусстве.
Вторая симфония Сибелиуса, несмотря на то, что в Финляндии начала ХХ века она была названа "Симфонией независимости", поскольку в произведении был усмотрен "ответ на политику русификации, проводимую в то время" (цитата из буклета III Фестиваля симфонических оркестров мира, посвященного Дню России), очень напоминает ранние философско-пантеистические опусы Петра Ильича (Чайковского).
Отдельно о публике — сложно сказать, к каким общественным категориям принадлежат слушатели — вроде, не хлопая между частями симфонического цикла, они забывают выключить мобильные телефоны, а также на каждом концерте с первыми аккордами последних тактов заключительного сочинения начинают ломиться к выходу, притом что время окончания концертов — 21.30 — не является транспортно-критическим, а вещи в гардероб летом сдают далеко не все. Так случилось и на сей раз — как только в воздухе буквально растворились последние звуки философской II части Второй симфонии, музыканты и слушатели получили оплеуху легкомысленного флейтового рингтона.
Впрочем, несмотря на бескультурье публики, маэстро, "чувствующий зал спиной", видимо, почувствовал "эмоциональные вибрации" другой половины слушателей, и подарил три биса — юмористическую миниатюру Альфвена (надо сказать, что москвичи в этот вечер сделали для себя настоящее открытие яркой музыки этого композитора), "Грустный вальс" Сибелиуса (из музыки к драме "Смерть" Арно Ярнефельта, шурина композитора) и его же "Марш" из сюиты "Карелия".