Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

02.12.2016
01.12.2016

КОНСТАНТИН КИНЧЕВ ПОПРОБОВАЛ СЕБЯ В РОЛИ СКАЗОЧНИКА

30.05.08 14:44 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
КОНСТАНТИН КИНЧЕВ ПОПРОБОВАЛ СЕБЯ В РОЛИ СКАЗОЧНИКА

Московская презентация альбома группы "Алиса" "Пульс хранителя дверей лабиринта" состоялась в Зеленом театре 29 мая. Широко разрекламированное мероприятие посетило множество VIP-персон, среди которых оказались Дмитрий Ревякин ("Калинов мост"), саунд-продюсер альбома Сергей Левитин ("Ва-банкъ"), Даниил Калашник (Netslov), ви-джей канала A-One Хоббит. Некоторое время зрителей потчевали ударами чьего-то сердца, звучащими в записи. Пульсации незаметно перетекли в песню "Земля". Кинчев обильно жестикулировал и богато интонировал. Особенно захватывающей выдалась пантомима, разыгранная на строчке "ржавчина выжженных звезд". В "Солнце на блюдце" Кинчев проникновенно, будто в дружеской беседе тет-а-тет, признавался: "А я и не успел оглянуться, как стал седым". При этом он указывал на свои пепельные волосы. После песни "Стать Севера" Кинчев произнес: "Спасибо". Кто-то громко отозвался: "Тебе спасибо". "Пересмотри" вызвала хаос в танцпартере и попытки прорваться туда со стороны некоторых обитателей амфитеатра. Кинчев продолжал держать внимание зала, делая упор на самых неожиданных словах. Так, во фразе "оставил выжженную степь" он обособил слово "выжженную".
В Зеленом театре не запрещали использовать пиротехнику, поэтому первые фаеры народ запалил во время "Неба славян" и на строчке "мы вообще такие, как есть" из песни "Вот так". Особенно активно факелы жглись также во время композиции "Апрель". В итоге "имиджевая" фраза из исполненной ближе к финалу "Стать песней" "фаера движением вверх" была проиллюстрирована довольно скудно.
Исполнив "Рикошета", посвященного памяти умершего в прошлом году основателя "Объекта насмешек" Александра Аксенова, Кинчев сделал земной поклон и сказал: "Спасибо Рикошету". После "Силы огня" музыканты отправились на традиционный перекур, а ударник Александр Вдовиченко показал барабанное соло. К песне "Власть" техники соорудили гигантскую трибуну, которая подняла поющего Кинчева на впечатляющую высоту. Окончательно войдя в образ политика-популиста, Кинчев принялся скрашивать текст вводными словами типа "итак" и успокаивающими жестами. В "Пересудах" лидер "Алисы" разошелся во время захватывающего рассказа о незадачливом кремлевском "рулевом". Слова "нынче хочет, да не может репутацией хромать" сопровождались издевательскими интонациями и уничижительным смехом. Плюс к этому Кинчев жалобно охал и по-стариковски подпирал руками голову. "Северная быль" окончательно заставила переквалифицироваться вокалиста "Алисы" в народного сказителя. Ее Кинчев спел таким интригующим тоном, будто разыгрывал перед впечатлительным мальчиком сказку на ночь. Для пущей связности повествования между строчками начали появляться дополнительные союзы — "но", "и". В финале прозвучали "Инок, Воин и Шут", цоевская "Песня без слов" и "Мы вместе". Концерт кончился точно так, как и начался — записанными пульсациями Хранителя лабиринта.