Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

02.12.2016
01.12.2016

ДИАНА ВИШНЕВА УДВОИЛА "КРАСОТУ В ДВИЖЕНИИ" С ПОМОЩЬЮ ЗЕРКАЛ

01.03.08 11:59 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
ДИАНА ВИШНЕВА УДВОИЛА "КРАСОТУ В ДВИЖЕНИИ" С ПОМОЩЬЮ ЗЕРКАЛ

Российская премьера проекта "Диана Вишнева: Красота в движении" состоялась на основной сцене Московского академического музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко 28-29 марта. Вечер балета включал в себя три хореографических миниатюры - "Лунный Пьеро" на музыку Арнольда Шенберга, "F.L.O.W. (For Love Of Women)" на музыку группы zerO One, Лизы Джеррард, Дэвы Премал и "Three Point Turn" на музыку Дэвида Розенблатта. Три одноактных балета были созданы хореографами Алексеем Ратманским, Мозесом Пендлтоном и Дуайтом Роденом соответственно. В проекте приняли участие артисты балетной труппы и оркестр Мариинского театра. Кроме того, партнером Дианы Вишневой в хореографической композиции "Three Point Turn" выступил американский танцовщик Дэзмонд Ричардсон.
Балетный триптих стал не только одой мастерству примы Мариинки Дианы Вишневой, он превратился в парад различных стилей и направлений современной хореографии. В почти классических па-де-де и адажио "Лунного Пьеро", схематичных ансамблях, разбавленных элементами пантомимы, легко прочитывалась банальная история любви с ее надеждами, ревностью, отчаянием. Впрочем, сам спектакль, решенный в духе dell'arte, был далек от шаблонности. Под выразительное sprechstimme Елены Соммер (меццо-сопрано), развернулась настоящая драма, превратившая комического плаксу Пьеро в подлинного лирического героя, а ветреницу Коломбину - в роковую соблазнительницу. Не пренебрегая традиционными хореографическими "условностями" в выражении чувств, Алексей Ратманский остался верен своему индивидуальному, узнаваемому почерку. Вот классическая поддержка мгновенно трансформируется в акробатический трюк, а вот Коломбина в прямом смысле "держит на крючке" влюбленного в нее Пьеро, хватая его за шиворот и волоча за собой.
Балет "F.L.O.W. (For Love Of Women)" переключил зрителей с иллюзий любви на иллюзии оптические. На тонущей во мраке сцене фосфоресцирующие силуэты танцоров складывались в причудливые фигуры. Из полной темноты вдруг возникали люминесцентные сердечки, появлялись распускающиеся бутоны, гримасы, улыбки и даже лебеди, вероятно, оправдывающие название эпизода "Swans Dream". Второй фрагмент балета - "Glass Awakening" также мог соперничать с номерами иллюзионных шоу. Впрочем, на этот раз Мозес Пендлтон решил не томить зрителей вопросом "как это получается?", удвоив "красоту в движении" с помощью видимой всем зеркальной поверхности, на которой грациозно изгибалась Диана Вишнева. А для финального номера "F.L.O.W." - "Waters Flower" постарался дизайнер Майкл Керри. Для примы Мариинки он сотворил необычное покрывало из прозрачных, связанных между собой бус. Шуршащая мантия то с головой окутывала хрупкую фигурку танцовщицы, то вдруг взлетала крыльями, в то время как балерина кружилась в танце под индийскую мантру, аранжированную Дэвой Премал.
Последняя композиция вечера - "Three Point Turn" - представляла собой модерн-балет с участием трех пар (Диана Вишнева - Дезмонд Ричардсон, Мария Шевякова - Михаил Лобухин, Екатерина Иванникова - Александр Сергеев). Три пары - три истории любви. Под четкие непрерывные удары перкуссии, казалось, символизирующие неумолимый ход времени, каждая пара в танце рассказывала о встречах и расставаниях, ссорах и примирениях. И повторяя движения партнеров, дублируя или противореча им, стремилась донести до зрителей главную мысль балета - все в мире повторяется, но каждый человек, каждая история любви индивидуальна.
Наталья Светлакова, InterMedia