Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

05.12.2016
04.12.2016
03.12.2016
02.12.2016

"ИРОНИЯ СУДЬБЫ. ПРОДОЛЖЕНИЕ": ЧЕРТОВ МОБИЛЬНИК, ИЛИ БАННЫЙ ДОЗОР ****

29.12.07 18:31 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"ИРОНИЯ СУДЬБЫ. ПРОДОЛЖЕНИЕ": ЧЕРТОВ МОБИЛЬНИК, ИЛИ БАННЫЙ ДОЗОР ****

Сиквел "Ирония судьбы. Продолжение" (Россия, 2007, режиссер — Тимур Бекмамбетов, в ролях — Елизавета Боярская, Константин Хабенский, Сергей Безруков, Барбара Брыльска, Андрей Мягков, Юрий Яковлев) вышел в прокат 21 декабря.
Идея снимать продолжения или вариации классических рязановских комедий, бесспорно, глубоко порочна, что сам Эльдар Александрович с блеском доказал в римейке "Карнавальной ночи". Тем не менее упрямый Константин Эрнст решил по-своему — и мало кто из поклонников оригинальной "Иронии судьбы, или С легким паром!", узнав о появлении продолжения, обошелся без нелестных характеристик в адрес гендиректора Первого канала. Вообще, когда телевизионщики произносят слова "доля" и "рейтинг", их глаза становятся такими мутными, что, сколько ни ори рядом про отупляющий ящик и рассадник бескультурья, они — в мечтаниях о рейтинге — совершенно искренне ничего этого не услышат. В кинопродюсировании Эрнст демонстрирует точно такой же подход — бешеная рекламная шумиха, продакт-плейсмент и спецэффекты для освященных Первым каналом лент явно важнее, чем собственно художественные достоинства. И если в случае с экранизациями Лукьяненко и Акунина это можно было перетерпеть, то против подобного обращения с "Иронией судьбы" зрители выступили единым фронтом.
Как ни удивительно, Константин Эрнст и сам осознал, что за неудачную "Иронию" ответить ему придется по гамбургскому счету — и в аду гореть, и йад выпивать по полной программе. И одними выражениями почтения Эльдару Рязанову индульгенции не добьешься (кстати, ровно в те же минуты, когда автор этих строк смотрел сиквел, Рязанов, Эрнст и Бекмамбетов открывали мемориальные доски на "3-й улице строителей", и мэтр публично благодарил "преемника"). Поэтому было сделано все, чтобы "Ирония-2" меньше всего напоминала коммерческую спекулятивную халтурку: приглашены умелый режиссер Бекмамбетов и сценарист Алексей Слаповский, возвращены все живые герои первой "Иронии", кроме Ахеджаковой (ее героиня по сюжету эмигрировала в Израиль), тщательно вымараны пошлые приметы времени (которые непременно появились бы, снимай продолжение сам Эльдар Александрович, не очень хорошо чувствующий современность). В результате у создателей "Иронии судьбы-2" получилась в меру остроумная, трогательная и нефальшивая история.
Еще сотни виртуальных тумаков продюсеры получили за "кражу рязановского хэппи-энда": как вы уже знаете, Надя не вышла замуж за Лукашина, а вернулась к Ипполиту и родила от него дочку, тоже Надю (Боярская). У Лукашина же родился сын Костя (Хабенский) от неназванной в фильме женщины: это могла быть как Галя, от которой он после бани сбежал в Ленинград, так и не Галя. Так вот, многие топали ногами в гневе от того, что "продолжатели" разрушили сказку о том, как хорошие люди случайно изменили себе жизнь. Но позвольте: оригинальная "Ирония" совсем не об этом, а об остром ощущении счастья. Какая разница, было ли оно кратковременной вспышкой или нет — главное, что оно было непростым, но очень ярким. Кстати, об этом же говорит в продолжении постаревший герой Мягкова. "Ирония судьбы-2", как ни смешно это звучит в ХХI веке, тоже повествует о стремлении людей к счастью. Герои изменились, они стали жестче, циничнее, понятливее — но желание пережить такую ночь у них не пропало. Между персонажами Хабенского и Боярской возникает такая же "химия", как между их экранными родителями 30 лет назад.
Разумеется, без вкусовых провалов в фильме не обошлось. Первые же кадры с пьяным китчевым Дедом Морозом в исполнении Михаила Ефремова вызывает желание сбежать из кинотеатра: этот порыв быстро проходит и больше не возвращается — создатели ловко выруливают из каждой ямки, в которую сами же и заехали. Местами Тимур Бекмамбетов слишком назойливо демонстрирует приемчики из "Дозоров" - монтажные вспышки, крейсер "Аврора" в качестве доказательства, что младший Лукашин находится в Ленинграде, рекламный ролик японского автомобиля… Даже изображающий пьяного Хабенский поначалу напоминает похмельного мага Городецкого, а не алчущего счастья (для себя и папы) интеллигентного доктора. Опять-таки — реклама конкретных продуктов лезет в кадр с бесцеремонностью, не коррелирующей с камерностью истории. Но создатели все время стараются загладить неловкость с помощью удачных ракурсов красавицы Лизы Боярской и человечных шуток: Костя, например, попадает (рукой) в салат, приготовленный на рекламном майонезе.
В общем, этой старательности хочется подыграть: нужно ли придираться к натянутости сценария, если его создатели лезли из кожи вон, чтобы придать правдоподобия фантастической новогодней истории? Как бы вы объяснили путаницу с городами теперь, когда все билеты именные, в каждом подъезде домофон и у всех есть мобильники? Вот то-то и оно — а Слаповский с компанией как-то выкручиваются: телефоны вообще играют важнейшую роль в сюжете, а для некоторых — и вовсе судьбоносную. Правда, нам ровным счетом ничего не объясняют про героев Хабенского и Боярской; в то, что Костя хороший человек, предлагается поверить ему на слово — нет проблем, поверим. Как била судьба старшего Лукашина, почему он ведет себя так отмороженно, что даже в бане сидит в пальто, — мы не знаем, да и знать не хотим. Зато мощно проработана линия Ипполита и его "духовного наследника" Ираклия в исполнении Сергея Безрукова. Радость, радость — Ипполит остался точно таким же чванливым, как 30 лет назад. А вот герой Безрукова, успешный менеджер сотовой компании, вынужденный решать производственные проблемы даже в новогоднюю ночь, - более глубоко прорисованный персонаж. Наблюдая за ним, интересно размышлять — менеджер он в данном эпизоде или человек; или в его случае это одно и то же. Ипполит в первом фильме раздражал, а потом его становилось жалко. Почти то же самое теперь с Ираклием; вообще, главный успех ленты заключается в том, что она заставляет, как в 70-е, сопереживать самым обыкновенным героям. Не олигархам, проституткам и терминаторам, а живым и нормальным людям. В этой интонации авторы не фальшивят. Они сняли не шедевр, но явно симпатичную картину. Так что года через три вполне может появиться новая новогодняя традиция — 31 декабря смотреть четырехсерийную "Иронию судьбы".
Поживем — увидим.
Алексей Мажаев, InterMedia