Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

09.12.2016
08.12.2016
07.12.2016

"1814": НЕЗНАКОМЫЕ ВСЕ ЛИЦА***

21.12.07 03:08 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"1814": НЕЗНАКОМЫЕ ВСЕ ЛИЦА***

Предпремьерный показ фильма "1814" (Россия, 2007, режиссер — Андрес Пуустусмаа, в ролях — Степан Балакшин, Стас Балакшин, Александр Быковский, Сергей Друзьяк, Иван Макаревич, Иван Мартынов, Сергей Гармаш, Алексей Гуськов, Александр Баширов, Александр Лыков, Богдан Ступка, Федор Бондарчук, Игорь Яцко, Наталья Суркова) состоялся в Центральном Доме литераторов 19 декабря.
В Царскосельский лицей на третьем году его существования зачастил печально известный граф Аракчеев, "всесильный временщик", который, как на грех, становится свидетелем проказ лицеистов. Покуда первый директор лицея Василий Федорович Малиновский на пару с профессором Куницыным отстаивают своих питомцев, те вовсю наслаждаются преимуществами жизни на полном пансионе (последнее, впрочем, в фильме никак не оговаривается): заигрывают со служанкой зловредной княгини Волконской, мутузят друг дружку, не в силах совладать с энергией, распирающей молодые растущие организмы, а между делом, конечно же, пишут стихи и рисуют вольнодумные карикатуры.
На фоне всей этой вакханалии творятся лихие дела: пресловутую хорошенькую горничную, спешившую на свидание к любвеобильному Ивану Пущину (Иван Макаревич), зверски зарезали неизвестные. Вскоре в парке находят новую жертву, убитую столь же ужасным способом, - одну из крепостных актрис графа Варфоломея Толстого (Федор Бондарчук). Прибывший из Петербурга следователь Ананий Близнюк (Игорь Черневич) пытается вычислить "царскосельского душегубца", благо кандидатур на эту роль достаточно - в том числе лицейский врач Франц Пешель (Игорь Яцко) и вышеупомянутый граф Толстой. И если бы не легкомыслие и ветреность воспитанников Горчакова и Пушкина, ни за что не разгадать бы следователю эту загадку.
Представляя фильм, один из его продюсеров Александр Роднянский сообщил, что съемочная группа намеревалась сделать "современное европейское кино, ориентированное на молодежь". Если закрыть глаза на изначальную некоторую противоречивость этих слов (судя по чартам отечественного проката, молодежи глубоко наплевать на тенденции современного европейского кинематографа — как, впрочем, и последнему на современную российскую молодежь), означало это, видимо, что создатели хотели снять приличный фильм про, не побоюсь этого слова, приличных людей, но чтобы он при этом был интересен подрастающему поколению, которое уже не первый год путает Пушкина с Толстым. (Сколько неокрепших умов будет потрясено, пытаясь совладать со знанием, что Толстого звали вовсе не Львом, а Варфоломеем, - отдельный вопрос.) К чести режиссера Андреса Пуустусмаа и подавляющего большинства взрослых актеров, им почти удалось воплотить программу максимум в жизнь. Интрига (для зрителей, не знакомых с деталями биографии Пушкина и книгой Юрия Тынянова "Пушкин" - у сценария фильма, что называется, "ноги растут" явно оттуда) сохраняется практически до конца, интерьеры безупречны, действие не провисает ни на секунду, да и против исторической правды создатели картины погрешили не слишком рьяно. Но все портит поистине вопиющий мизкаст в случае с молодыми актерами. Мало того, что практически никто из них не похож на своих прототипов внешне (в этом нетрудно убедиться, банально задав соответствующий запрос в Интернет-поисковике) — налицо, увы, и полнейшее внутреннее несходство: впору воспользоваться энергичным резюме Станиславского. В результате на экране то и дело мельтешит кучка дурно воспитанных подростков с замашками и выговором отпетых шкидовцев, лица которых, увы, не отмечены печатью ровно никакой породы — впечатление такое, будто следишь за жизнью воспитанников очередной "Фабрики звезд", но только в царскосельском антураже. Особенно странное впечатление производит Пушкин (Стас Белозеров) - это необыкновенное создание, живо напоминающее Отара Кушанашвили, в меру безуспешно притворяющегося Артуром Смольяниновым, не знает удержу в выражении своих эмоций. Пушкин-Кушанашвили преимущественно то скачет по коридорам и паркам, оправдывая свое прозвище Обезьяна, то хохочет и выкрикивает бессвязные фразы, не забывая то и дело цитировать свои собственные стихи, написанные после 1816 года. Кстати, о цифрах. В своей речи Александр Роднянский в который раз подчеркнул: название картины должно произноситься не как "Тысяча восемьсот четырнадцать", а "Восемнадцать-четырнадцать". Подобный "англосаксонский вариант", по словам г-на Роднянского, обусловлен известно чем — таков и рекламный слоган ленты: "Самому старшему из них — восемнадцать, самому младшему — четырнадцать". Однако в 1814 году восемнадцать лет исполнилось сразу двоим лицеистам, одним из которых был сын директора Малиновского Иван. А "самых младших" воспитанников на тот момент насчитывалось трое — всем им было по тринадцать лет. Мелочь, а неприятно. Впрочем, целевой аудитории до этого вряд ли есть дело. Она и менее съедобный продукт съедала, не поморщившись.
Наталья Корнилова, InterMedia