Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

10.12.2016
09.12.2016
08.12.2016

"МЕЧТА КАССАНДРЫ": КРОВНЫЕ УЗЫ *****

13.12.07 18:06 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"МЕЧТА КАССАНДРЫ": КРОВНЫЕ УЗЫ *****

Пресс-показ криминальной драмы "Мечта Кассандры" (Cassandra`s Dream, США, Великобритания, 2007, режиссер — Вуди Аллен, в ролях — Юэн Макгрегор, Колин Фаррелл, Джим Картер, Хейли Этуэлл, Том Уилкинсон, Салли Хоукинс, Филип Дэвис) прошел в кинотеатре "Формула Кино Европа" 12 декабря.
Два брата-лондонца — амбициозный Йен (Макгрегор) и пьяница и игрок Терри (Фаррелл) покупают маленькую яхту, которой опрометчиво дают имя "Мечта Кассандры". На ней парни колесят по водной глади в компании подруг, цитируют Клайда Бэрроу ("Да, жизнь хороша!"), пытаясь убежать от реальности и урвать хотя бы крохи со стола "сладкой жизни". А реальность кусается. И пусть несостоявшийся футболист Терри работает механиком в гараже и до поры до времени с фантастическим везением играет в покер и на собачьих бегах, а Йен пытается улизнуть от работы в терпящем убытки семейном ресторане, надеясь вложить сбережения в гостиничный бизнес в солнечной Калифорнии. Выбраться из круговерти проблем, связанных с нехваткой фунтов — не более чем грезы. Но мечтать не вредно, тем более когда перед глазами маячит образ дяди Говарда (Уилкинсон) — миллионера, сделавшего состояние на поприще пластической хирургии и беспечно резвящегося на холмах Голливуда. Однажды Йен встречает прекрасную девушку, актрису, королеву флирта Анджелу (Этуэлл) и, потеряв голову от любви, врет ей, что богат, обещает увезти в Калифорнию. Тем временем Терри проигрывается в пух и прах и попадает в зависимость от кредиторов. Ребятам срочно нужны деньги. Своеобразным ответом на молитвы отчаявшихся парней становится кратковременный визит в Лондон дяди Говарда. Миллионщик готов помочь братьям, но взамен просит их о небольшой услуге: убрать человека по имени Мартин Бернс, который намерен рассказать о нечистых делишках добряка-дяди общественности. "Мы же семья и должны помогать друг другу!" - уверяет растерявшихся племянников заокеанский родственник.
Третий и самый мрачный фильм Вуди Аллена, снятый в Лондоне, практически лишен иронии последних работ режиссера "Матч-пойнта" и "Сенсации". Небо британской столицы шаг за шагом превращает городского невротика в мастера новой трагедии, чувствующей себя в неторопливом укладе английского быта столь же комфортно, насколько творения Эсхила и Софокла уместны в греческом антураже. В прошлом Аллен легко препарировал древнегреческую форму в остроумной "Великой Афродите", а мотивы русской классики - в уморительном опусе "Любовь и смерть", тем более что цитировать Достоевского по поводу и без повода было нормальным явлением для его обладающих сложным внутренним миром нью-йоркских героев-интеллектуалов. В "Мечте Кассандры" почти нет повода улыбнуться: рефлексия в лучших традициях "Преступления и наказания" уже не является причиной для насмешки. Благодаря виртуозной камере знаменитого оператора Вильмоша Жигмонда ("Охотник на оленей", "Близкие контакты третьего рода", "Прокол") и будоражащей кровь музыке Филипа Гласса неторопливо выстроенный сюжет приобретает воистину античную мощь, щедро приправленную достоевщиной, но без экзистенциальных бездн. В сущности, "Мечта Кассандры" вновь возвращает нас к лейтмотиву "места под солнцем" - драйзеровское высказывание о том, на что способен человек ради лучшей участи зацепило Аллена как-то всерьез. И здесь мы вновь не можем не упомянуть о Патриции Хайсмит (еще пару лет назад искать параллели в творчестве писательницы и режиссера могло показаться полным бредом, скорее можно было вспомнить другого гения нетипичной женской прозы — Айрис Мердок). Коллизии "Мечты Кассандры" вполне себе хайсмитовские. Как и психологический накал страстей, сметающий на своем пути и совесть, и долг, и семейные узы. Пусть это не покажется странным, но Софокл, Достоевский, Драйзер, Хайсмит и Мердок — звенья одной цепи, которой с удовольствием, граничащим с паранойей, поигрывает один из самых любопытных и талантливых режиссеров современности. Вуди Аллен мастерски закольцовывает звенья истории, в безнадежной фатальности которой криминал служит скорее поводом, нежели целью социального исследования родственных отношений. В конце концов, праздное цитирование братцем Терри бессмертных "Бонни и Клайда" оказывается вещью полезной, но опасной, как динамит: все помнят, чем закончилась для братьев Бэрроу эта история.
Анастасия Белокурова, InterMedia