Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

02.12.2016
01.12.2016

"ВТОРЖЕНИЕ": МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ ***

06.11.07 12:56 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"ВТОРЖЕНИЕ": МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ ***

Пресс-показ фантастического триллера "Вторжение" (The Invasion, США, 2007, режиссер — Оливер Хиршбигель, в ролях — Николь Кидман, Дэниел Крейг, Вероника Картрайд, Джексон Бонд, Джереми Нортхэм, Джеффри Райт) прошел в кинотеатре "Октябрь" 1 ноября.
Радикально переосмысленный римейк хрестоматийной ленты Дона Сигела. Над Америкой взорван космический шатл с говорящим названием "Патриот". На обломках, разлетевшихся по территории от Далласа до Вашингтона, люди обнаружили вязкую субстанцию неземного происхождения, стали опрометчиво хватать пакость руками, а после скоропостижно засыпать. Проснулись они совсем иными. И вот на пороге психиатра Кэрол (Кидман) появляется давняя пациентка (Картрайд) которая утверждает, что ее муж — вовсе не муж ей: не пьет, не бьет, не орет - чем не повод обеспокоиться? Да и на улицах Вашингтона в канун Хэллоуина творятся слишком странные вещи: мирные собаки бросаются на детей, дети молча сжимают маленькие смертоносные пальцы на шеях животных, а десятилетнему сыну самой Кэрол Оливеру (Бонд) опять начинают сниться кошмары. К тому же бывший супруг, побывавший в зоне бедствия, впервые за несколько лет требует привести к нему сына, а потенциальный бойфренд доктор Дрисколл (Крейг) приглашает на вечеринку, где будет присутствовать русский посол по имени Юрий Каганович. Кэрол и не подозревает, что вечер, проведенный в столь интересной компании, станет последним тихим временем старой доброй Америки.
Знаменитый роман Джека Финнея "Вторжение похитителей тел" вышел в 1955 году. А за четыре года до этого Роберт Хайнлайн написал "Кукловодов", где впервые появились контролирующие человеческое тело пришельцы. Хайнлайну не повезло: его книжку впервые экранизировали только в 1958-м, и то неудачно. Поэтому классикой суждено было стать картине Дона Сигела, вышедшей в 1956 году, спустя год после публикации произведения Финнея. Затем были два неплохих римейка - Филипа Кауфмана (1978) и Абеля Феррары (1993), не говоря уже о сонме примеров (от Ридли Скотта до Роберта Родригеса), где отголоски этой темы нашли свое место в схожих сюжетах. Зачем было ворошить прах прошлого еще раз, поначалу казалось неясным, тем более, когда на чужеземной почве за дело берется немецкий режиссер Оливер Хиршбигель, ранее прославившийся фильмами "Эксперимент" и "Бункер". Однако при просмотре все становится на свои места. И здесь не обойтись без экскурса в историю. Выход в 1953 году первой экранизации "Войны миров" обозначил главный ужас фантастического американского кино 50-х: панический страх перед красной угрозой. А после появления на экранах картины Сигела паранойя по поводу теории заговора достигла апогея. В сюжете о том, как жители маленького городка Санта-Мирра подвергаются атаке из космоса, средний американец видел почти незамаскированную аллюзию на вездесущих коммунистов. Инопланетные стручки с двойниками, вызревающие в садах ничего не подозревающих горожан стали главной метафорой истерии маккартизма в данном жанре. В последующих римейках критики по инерции пытались уловить то, чего там никогда не было: привязка сюжета к социально-политическим событиям в США не всегда была полностью оправдана. Последняя экранизация и вовсе демонстрирует, как деградировал современный мир: вместо элегантных стручков, в которых были упакованы копии, новоявленные пришельцы заражают несчастных американцев, попросту сблевывая на них неприятную жижицу. Вместо тихого провинциального местечка, где ужас приобретает особенно приторно-мрачный оттенок, — шум большого города, в котором стирается понятие "личность". Идея о том, что человечество все еще одержимо животной страстью к насилию, озвученная послом Кагановичем, становится главной идеей "Вторжения". Космические гости пытаются построить мир без насилия: в сводках новостей, служащих постоянным фоном для приключений Кэрол в мире зомби, то и дело рассказывается о том, как американские солдаты покидают Ирак, Северная Корея разоружается, а президент Буш жмет руку Уго Чавесу. Против такого устройства жизни планеты необходимо бороться до конца. Если на Земле воцарится согласие и вооруженные конфликты окажутся пережитком прошлого, то цивилизация уже не будет принадлежать людям.
Стивен Кинг, считающий, что Сигел пошел дальше проблематики "холодной войны" - мол, угрозе подвергается сам уклад американского образа жизни, - был прав только наполовину. Эта мысль куда более актуальна для фильма Хиршбигеля, нежели для оригинальной киноверсии романа Финнея 1956 года. Таким образом "Вторжение" становится рупором политических амбиций Америки, своего рода бушевской агиткой, наглядно объясняющей гражданам, что агрессивная позиция Штатов — единственный способ остаться людьми.
Что касается художественной ценности "Вторжения", то говорить здесь особенно нечего. Очередная сценарная находка — история женщины, защищающей своего ребенка, — штамп настолько дурацкий, что любые слова тут неуместны. Единственное, ради чего стоит смотреть этот фильм, — ради описанного выше идеологического курьеза, рождающего судорожные конвульсии смеха, хотя смеяться тут на самом деле не над чем. И еще — ради того, чтобы подивиться чудесам не то искусства грима, не то пластической хирургии, делающей из сорокалетней актрисы молодую женщину.
Анастасия Белокурова, InterMedia