Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

07.12.2016
06.12.2016

ЗАГАДОЧНАЯ РУССКАЯ "ДУШКА" **

29.10.07 20:50 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
ЗАГАДОЧНАЯ РУССКАЯ "ДУШКА" **

Пресс-показ фильма "Душка" (Duska, Нидерланды-Бельгия-Россия-Украина, 2007, режиссер — Йос Стеллинг, в главных ролях — Жен Бервуц, Сергей Маковецкий, Сильвия Хукс, Руслана Писанка) прошел в кинотеатре "35 мм" 25 октября.
Золотая осень в самом разгаре. По пыльной поселковой дороге (по некоторым признакам, дело происходит на территории бывшего СССР) катится расхлябанный автобус, полный расхристанных поселянок. Внезапно у одной из пассажирок (Руслана Писанка) начинаются роды. Смена кадра: благообразный седой голландец Боб (Жен Бервуц) ведет мирную жизнь обычного сценариста и кинокритика, каковую нарушает нежданное появление чудаковатого мужчины в ушанке набекрень и с едва ли не фанерным чемоданом в руке. Лексика незнакомца довольно скудна (впрочем, диалогов в фильме вообще немного — сам Йос Стеллинг здраво замечает, что для него как для режиссера насыщенность картины визуальными образами куда важнее, чем словесными построениями): в общении с Бобом гость оперирует лишь одним словом — угадайте, каким; зато использует его, что называется, и в хвост, и в гриву, обращаясь так и к хозяину дома, и именуя "Душкой" самого себя. Скоро становятся ясны две вещи: во-первых, хозяин и гость были знакомы (шапочно) раньше, во-вторых, Душка, хоть и явился к Бобу с добрыми намерениями, явно намерен обосноваться у него надолго. Но у самого критика на этот счет совершенно иная точка зрения. С какого-то момента Душка, несмотря на свой ангелический облик, начинает обретать почти демоническую зловещесть. Те же мысли явно преследуют и Боба, который безуспешно старается избавиться от непрошенного гостя. Завершается картина, как и начиналась, песней "Что стоишь, качаясь, тонкая рябина..." - похоже, становящейся на Западе новой музыкальной "визиткой" России взамен "Калинки-малинки" и уж тем более "Катюши": совсем недавно чудесная, но все-таки не самая "народная" песня про рябину звучала в новом фильме Тео Ангелопулоса "Трилогия: плавучий луг".
Рассказывая о лентах, подобных "Душке", очень трудно удержаться от использования того, что именуется "спойлерами". К раскрытию ключевых сюжетообразующих эпизодов публика по понятным причинам не питает особой любви, но, поверьте, в данном случае, спойлеры скорее могут сослужить добрую службу — как и в большинстве случаев с образчиками "типичного фестивального кино" - ну конечно же, этот эпитет неизбежен. Показательно, что "Душка" стал фильмом закрытия нового российского кинофорума "Завтра", ставшего своего рода конкурентом ММКФ (команда организаторов у "Завтра", как известно, та же, что ранее трудилась над проведением Московского фестиваля), — чья конкурсная программа по уровню безликости давно является притчей во языцех. Не очень ясно, что глодало хорошего режиссера Йоса Стеллинга, одного из трех голландских киноклассиков, что двигало им, когда он решил приступить к съемкам "Душки" - неужто, в самом деле, желание в очередной раз исследовать феномен Загадочной Русской (ну, или восточноевропейской) Д.? Для реалистической картины (каковой "Душка", бесспорно, не является) у Стеллинга явный перебор по части гротеска и штампов (если жители Восточной Европы кладут в чай сахар — так сразу 12 (прописью: двенадцать) ложек, если привозят что-то в дар — так матрешку, не иначе), для притчи о природе одиночества, для которого не существует ни границ, ни культурных различий, — чересчур нарочито (хотя вряд ли нарочно) сакцентировано внимание на сугубо "бытовых" деталях. Немного оживляешься, разве что завидев на экране до боли знакомые картины российских фестивальных фуршетов (флэшбеки, иллюстрирующие обстоятельства знакомства двух героев). Сам режиссер, кстати, утверждает, что "не "показал ничего, чего не наблюдал бы в России и СНГ собственными глазами", - так вот, более всего веришь в это утверждение, глядя на сцены околофестивального угара. Впрочем, есть у таких фильмов несомненный плюс — посмотрев их, становишься, как сказал бы один английский писатель, лучше, чище; проникаешься чувством заботы о ближнем, по каким-то причинам заинтересовавшимся подобным кино. Наверное, схожие чувства испытывают боксеры, сталкиваясь (берем чисто гипотетическую ситуацию) с несмышленым любителем этого вида спорта, решившим попытать свои силы на ринге: мол, мы-то по доброй воле и в полном разуме с этим связали жизнь, а ты, дурашка, понимаешь ли, на что себя обрекаешь? Впрочем, не буду ударяться в морализаторство — благие намерения известно куда приводят. Ведь, в конце концов, Стеллинг тоже хотел как лучше — ну а как получилось, наверное, и так понятно.
Белла Чернова, InterMedia