Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

27.02.2017
26.02.2017

"СКАЛОЛАЗКА И ПОСЛЕДНИЙ ИЗ СЕДЬМОЙ КОЛЫБЕЛИ": КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ И РУССКАЯ ДЕВУШКА ****

21.10.07 15:14 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"СКАЛОЛАЗКА И ПОСЛЕДНИЙ ИЗ СЕДЬМОЙ КОЛЫБЕЛИ": КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ И РУССКАЯ ДЕВУШКА ****

Пресс-показ фантастического боевика "Скалолазка и Последний из седьмой колыбели" (Россия, 2007, режиссер — Олег Штром, в ролях - Анастасия Панина, Дмитрий Нагиев, Иван Агапов, Сергей Юшкевич, Илья Рацек, Илья Бледный) прошла в кинотеатре "Каро фильм Атриум" 18 октября.
За неделю до страшного дня, когда протуберанец небывалой солнечной активности ввергнет планету в хаос, нехорошие владыки мира, обосновавшиеся "где-то в Северной Америке", ищут последний артефакт — носитель энергии, способный остановить катастрофу и помешать окончательному захвату земного шара. Древняя цивилизация под названием Прелюдия оставила человечеству семь предметов силы; шесть из них уже найдены, замурованы в контейнеры и залиты цементом в глубокой яме. И только последний — камушек, напоминающий нечто среднее между ракушкой и трилобитом, попадает в руки русской девушке Алене (Панина) — скалолазке-лингвистке, прекрасному знатоку мертвых и живых языков. У Алены есть парень Леха (Бледный) — компьютерный псих с вечным ноутбуком, а еще — сноровка, упрямство и готовность идти до конца. По ее следу спешат представители секретной организации TRANSS, возглавляемые жестоким полковником Бейкером (Нагиев) и его приспешником — продажным доктором Грином (Агапов). Место действия — Ближний Восток, территория бывшей Финикии, где Алена будет прятаться и убегать, познавать восточную мудрость в бане, а после и вовсе махнет в Баварские Альпы на маленьком самолете. А потом неожиданно для себя самой спасет мир.
Представьте себе российскую ленту, в которой действуют русские, американцы, сирийцы, немцы, и каждый говорит на своем языке (напомним, что недавний "Код апокалипсиса" продемонстрировал отсутствие элементарных знаний о Вавилонской башне, наделив своих многонациональных героев единым для всех русским наречием). Ленту, в которой арабский мальчик лопочет на русском и украинском похлеще недавно удивившего всех нас Вигго Мортенсена. Ленту, в которой, как это бывает в правильных фильмах ("Козерог 1", "Дурная кровь", "К сокровищам авиакатастрофы" и пр.), действует безбашенный пилот, готовый перевезти попавшего в беду клиента хоть за тридевять земель. Ленту, в которой есть лучшая за последние годы погоня, а героиня выдает такое владение паркуром, что и не снилось нашим мудрецам.
Наверное, только ленивый критик не пнул несчастную "Скалолазку" изящной ногой эстета, мгновенно записав ее в черный список последних российских кинопремьер. А между тем для адекватного восприятия этой ленты достаточно взглянуть на нее немножко под другим углом. Может быть, мне кто-нибудь объяснит, почему любить Эда Вуда нормально (сама ценю), а полюбить чуть более профессионально сделанную "Скалолазку" нереально ни в этой, ни во всех последующих жизнях? Создателям фильма стоило бы вместо певицы Елки взять для саундтрека пару номеров от Messer Chups - возможно, это помогло бы некоторым журналистам правильно сориентироваться.
Мир "Скалолазки" находится где-то между комиксовой культурой, типичным приключенческим кино и старой доброй советской фантастикой. Недаром главная героиня, по словам писателя Синицына, чьи книжки, правда, значительно переработанные, легли в основу эпопеи (обещано еще как минимум два продолжения), представляет собой гибрид Индианы Джонса и Алисы Селезневой (на взгляд рецензента — вполне удачный). Перед нами отнюдь не Лара Крофт, да и любому дураку ясно, что "девушка из соседнего двора" Анастасия Панина — не гламурная дива Анджелина Джоли. Сравнения неуместны в силу разницы весовых категорий: "Скалолазка" никакой не блокбастер, а чудный подростковый фильм в жанре, который у нас еще совсем не освоен. Есть чудовищная несправедливость в том, что такое невинное, беззащитное кино подвергается осмеянию: ну, ей-богу, в сравнении с "Кодом апокалипсиса" или "Меченосцем" "Скалолазка" представляет собой пример абсолютной вменяемости. В ней есть правильное безумие условного мира комикса, которым почему-то в американском кино принято восхищаться, а принять подобный стилистический ход у нас считается дурным тоном. Даже тот факт, что на качественные спецэффекты не хватило денег, идет в своеобразный плюс фильму: находящаяся за гранью всех граней финальная сцена на вершине горы в Баварии смотрится частью компьютерной игры, той самой, которую придумал Леха для своей энергичной подружки. Кроме того, как бы это ни показалось кому-то кощунством, качественная компьютерная графика — не главное в кино. Купить спецэффекты в Лондоне или Лос-Анджелесе — дело не такое хитрое. Гораздо сложнее (и важнее) грамотно поставить трюки — те же погони с перестрелками. К достоинствам картины нельзя не отнести и грамотную, внятную драматургию без нелепостей и натяжек, которыми страдает сейчас далеко не только российское кино. При соблюдении всех законов жанра и присутствии множества характерных персонажей (типа полубезумного профессора) развитие сюжета фильма на всем его протяжении отнюдь не является предсказуемым. И когда заточенный в баварском горном замке профессор Положительный сообщает Алене, что теперь только она может спасти мир, это не может не вызвать почти детского восторга сочетанием неожиданности и архетипичности происходящего. Пускай "Скалолазка" не войдет в сокровищницу мирового киноискусства, для нашего кино — это своего рода прорыв, первый опыт освоения иного пространства, где почти нет насилия, офицеров ФСБ и горы трупов врагов российского государства. Скажу больше: "Скалолазка" рискует стать единственным элитарным кино категории "Б" для умеющих правильно видеть аллюзии образованных людей, которое снято в сложный и уже набивший оскомину "период возрождения отечественного кинематографа".
Анастасия Белокурова, InterMedia