Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

07.12.2016

ВИКТОР МАТИЗЕН ОБЪЯСНИЛ ВЫБОР "ПРОСТЫХ ВЕЩЕЙ"

ВИКТОР МАТИЗЕН ОБЪЯСНИЛ ВЫБОР "ПРОСТЫХ ВЕЩЕЙ"

Президент Гильдии киноведов и кинокритиков Виктор Матизен ответил открытым письмом на обвинения коллег (см. КИНО от 18.06.07.) в том, что на XVII кинофестивале "Кинотавр" фильм режиссера Алексея Балабанова, являвшийся фаворитом жюри, был обойден главным призом. Матизен прокомментировал сложившуюся ситуацию и постарался убедить взбунтовавшихся членов Гильдии, что действовал согласно регламенту фестиваля, а решение о присуждении Гран-при картине Алексея Попогребского "Простые вещи" было принято простым подсчетом голосов (см. ПРИЛОЖЕНИЕ). Далее публикуем полный текст данного письма:
Открытое письмо коллегам президента Гильдии киноведов и кинокритиков Виктора Матизена
При вручении наград Гильдии киноведов и кинокритиков на "Кинотавре" произошло недоразумение, вызвавшее резкую реакцию части членов Гильдии, поддерживавших фильм Алексея Балабанова "Груз-200". В связи с этим необходимо пояснить, что награды Гильдии, присуждаемые на всех крупных российских кинофестивалях (в Сочи, в Анапе, в Екатеринбурге, в Выборге, в Суздале и других городах), в отличие от приза "Белый слон", не имеют письменного регламента и до сих пор вручались в соответствии с традицией, идущей с начала 90-х годов, когда президентами Гильдии последовательно были Елена Бокшицкая, Валерий Фомин и Мирон Черненко. Каждый аккредитованный на фестивале член Гильдии называл своего фаворита, а дальше действовали в зависимости от результата. Если первое место по числу голосов занимала одна картина, ей и вручался приз. Если первое место занимали сразу два фильма, призы вручались обоим (так было на "Кинотавре" в прошлом году). Если появлялось предложение дополнительно отметить картину, занявшую второе место по числу поданных голосов, оно всегда удовлетворялось, и ей вручали диплом — чаще всего с довеском в виде слоненка, чтобы не оставлять режиссера без подарка. Таким образом, всегда подразумевалась возможность вручить две награды — приз и диплом. Я совершенно согласен с тем, что вместо этой традиции, наконец, должен быть установлен прозрачный, четкий и недвусмысленный регламент, какой существует у "Белого слона". Но право принять его имеет только Правление Гильдии.
Далее, в результате подсчета голосов (опускаю подробности) на первое место вышел "Груз-200", на несколько голосов меньше собрали "Простые вещи", а третье и четвертое места с большим отрывом от первых двух лент поделили "Кремень" Алексея Мизгирева и "Два в одном" Киры Муратовой. Когда я объявил об этом, те, кто отдал голоса "Кремню", стали говорить, что намерены передать их "Простым вещам". В этой ситуации кто-то сделал компромиссное предложение — присудить "Простым вещам" диплом Гильдии. Оно не встретило возражений — но, как оказалось назавтра и чего я не мог знать, часть сторонников "Груза-200" его не услышала и сочла, что я принял решение о вручении диплома за спиной Гильдии. Между тем подтвердить, что данное предложение было озвучено публично и встретило одобрение, могут многие — в частности, зарубежные участники Гильдии Владимир Падунов и Нэнси Конди. Есть также сделанная Мариной Тимашевой аудиозапись заседания, из которой ясно, что никакого своеволия в этой связи я не проявлял. Поэтому я категорически настаиваю на том, что решение это было принято ГЛАСНО и по тем же правилам, по которым принималось решение о призе "Грузу-200". Что же касается "отсутствия кворума", то по той же традиции кворум никогда не вычислялся — голоса собирали со ВСЕХ аккредитованных членов Гильдии. И никто не может сказать, сколько членов Гильдии было в зале в момент поступления предложения о дипломе "Простым вещам".
После заседания оргсекретарь Гильдии Татьяна Москвина предложила мне сопроводить диплом Гильдии маленьким черно-белым слоном (большой черно-белый слон, естественно, был предназначен создателям "Груза-200"), что не противоречило обычаю (в Выборге, на "Киношоке" и на других фестивалях я уже вручал большого слона в качестве приза и маленького в качестве придатка к диплому, что принято с пониманием). Если бы мы могли предположить, что
вручение слоненка вызовет такой скандал, мы бы тут же отказались от этой мысли. Но, коль скоро мы будем утверждать регламент фестивальных наград, я считаю целесообразным сохранить традицию вручать на фестивалях не только большого, но и малого слона, коль скоро это предложение будет принято большинством.
Назавтра перед началом закрытия фестиваля неожиданно выяснилось, что в церемонии НЕ ПРЕДУСМОТРЕНО вручение наград Гильдии. Мне пришлось сначала вступить в жесткий разговор с директором и коммерческим директором фестиваля, а потом прямо обратиться к генеральному продюсеру фестиваля Игорю Толстунову, который распорядился включить в церемонию выход президента Гильдии, но попросил меня быть предельно лаконичным. Когда я вышел на сцену, то произнес дословно следующее: "После двухчасового обсуждения представители Гильдии киноведов и кинокритиков в количестве 50 человек провели голосование, в результате которого наибольшее число голосов в порядке возрастания набрали "Простые вещи" и "Груз-200", то есть, условно говоря, "самый белый" и "самый черный" фильм конкурса. Прошу их создателей подняться на сцену". К сожалению, из-за предшествующей нервотрепки слова "приз" и "диплом" я упустил, о чем сожалею. Тем не менее, сам вид большого и малого черно-белых слонов свидетельствовал о неравнозначности этих наград. Хочу также подчеркнуть, что определения "самый белый" и "самый черный" НЕ ЯВЛЯЮТСЯ ОФИЦИАЛЬНЫМИ ФОРМУЛИРОВКАМИ, поскольку они не вписаны в дипломы. Не являются они и оценочными, так как "черный фильм" — киноведческий термин, а "белый фильм" — в моих устах не комплимент. И до пор "вручанты премий" не были обязаны представлять тексты своих речей для цензуры других членов Гильдии. Лично я не сторонник и не противник ни того, ни другого фильма. Я считаю, что оба они не заслуживают критических наград. Я солидарен с Балабановым в этической и политической оценке советского прошлого как кошмара, но с эстетической точки зрения его картина представляется мне очень небрежной, а с реалистической — очень недостоверной. Я готов принять ее только в качестве страшилки, поскольку в нашем кино явный дефицит хоррора. А "Простые вещи" — милая, но не совсем фестивальная картина, о чем я сказал на пресс-конференции после просмотра, и Попогребский охотно со мной согласился.
После церемонии наиболее активные сторонника "Груза-200", даже не выслушав объяснений (где же презумпция невиновности?), обвинили меня в самоуправстве и заявили, что выходят из Гильдии. Теперь это превратилось в странную и не предусмотренную уставом формулировку о "приостановлении членства". Что это такое, я не понимаю, равно как и не понимаю, на каком основании Роман Волобуев, Евгений Захаров, Василий Корецкий, Елена Слатина и Ольга Шакина (кто это?) позволяют себе что-то требовать от правления организации, в которой никогда не состояли. Собственно говоря, удивительны все шаги "подписантов", которые яростно отстаивают внутригильдийскую демократию, но при этом попирают общепринятый в демократических организациях порядок обжалования тех шагов руководства, с которыми они не согласны. К чему все эти крики, оскорбления и перенос внутренних дрязг в Интернет, если все члены Правления Гильдии заведомо согласны спокойно обсудить возникшее недоразумение и принять регламент ее фестивальных наград? Я думаю, что причина заключается в том, что часть "подписантов" слишком заинтересована в пиаре "Груза-200" и остро нуждается в публичном скандале вокруг этого фильма. Только и всего.
Если оставить в стороне упреки в попрании демократии, о которых я уже все сказал, какой ущерб потерпел "Груз-200", российское кино и профессия критика от того, что второй по значению приз Гильдии достался "Простым вещам"? Ровно никакого. Ущерб профессии наносит скандал, который устроила часть "подписантов" вместо того, чтобы действовать в соответствии с цеховыми правилами.
В заключение еще раз призываю всех недовольных успокоиться. 20 июня в 18.00 состоится расширенное заседание Правления Гильдии, которое рассмотрит все спорные вопросы и сугубо демократическим путем, который предусмотрен Уставом Гильдии, примет необходимые решения.

ПРИЛОЖЕНИЕ

РЕЙТИНГ КОНКУРСА "КИНОТАВР-2007"
"Простые вещи" — 7,57
"Груз-200" — 7,26
"Два в одном" — 6,83
"Русалка" — 6,66
"Кремень" — 5,97
"Лучшее время года" — 5,58
"Яр" — 5,55
"Тиски" — 5,31
"Отрыв" — 4,76
"Инзеень-малина" — 4,36
"Жестокость" — 4,25
"День рождения инфанты" — 3,3
"Кука" — 3,2
"Натурщица" — 2,7