Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

09.12.2016
08.12.2016
07.12.2016

ДРЕЗДЕНСКИЙ ОРКЕСТР ПОСВЯТИЛ ВЫСТУПЛЕНИЕ СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ РОСТРОПОВИЧА

06.06.07 17:21 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
ДРЕЗДЕНСКИЙ ОРКЕСТР ПОСВЯТИЛ ВЫСТУПЛЕНИЕ СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ РОСТРОПОВИЧА

Дрезденский филармонический оркестр выступил под управлением своего художественного руководителя Рафаэля Фрюбека де Бургоса 5 июня в Колонном зале Дома Союзов в рамках II Фестиваля симфонических оркестров мира. Как поделился маэстро на пресс конференции, в программу концерта коллектив решил включить что-нибудь "наиболее характерно-немецкое". В результате основная ее часть была посвящена сочинениям Рихарда Вагнера — в первом отделении прозвучали Вступление к Первому и Третьему актам и "Танец подмастерьев" из оперы "Нюрнбергские майстерзингеры", Вступление к опере и "Смерть Изольды" из оперы "Тристан и Изольда" - и Бетховена (во втором отделении была исполнена его Пятая симфония). Открывавший концерт Святослав Бэлза напомнил слушателям о характеристике, которую дал Бетховен теме вступления данной симфонии — "Так судьба стучится в дверь", - после чего продолжил: "Ровно 40 дней назад судьба постучала в дверь нашего прославленного маэстро Мстислава Ростроповича и призвала его в Вечность". Выступивший затем советник президента РФ Юрий Лаптев пояснил публике, что концерт Дрезденского филармонического оркестра организаторы Фестиваля симфонических оркестров мира посвящают памяти "великого артиста, музыканта и гражданина". "Это утрата не только России, но и всей мировой культуры", - сказал он, поблагодарив от имени всех присутствующих дрезденский коллектив за то, что он согласился посвятить концерт памяти Ростроповича, который неоднократно сотрудничал с этим оркестром.
Впрочем, нельзя сказать, что на сцене господствовала атмосфера безраздельного трагизма, и даже оркестровая версия (весьма бедная по сравнению с оперной) Сцены смерти Изольды прозвучала просветлением, а Пятая симфония была исполнена оптимистично, бодро, местами даже лихо, в традициях "игровой" классики. Все произведения (или, точнее, их "блоки": "Майстерзингеры", "Тристан" и симфония) звучали с минимальнейшими паузами между частями, а то и вовсе без них, что способствовало динамичному созданию единого целого.
Немецкий оркестр обладает своим неповторимым звуковым обликом, есть в нем что-то от благородства соседа — Венского филармонического, однако Дрезденский филармонический, возможно, не везде ровнее, но при этом разнообразнее, многоплановей. К примеру, даже несколько досадно было слышать во втором отделении пару валторновых "продувов" в Бетховене, в то время как в музыке любителя дудок Вагнера духовые вообще и медь в частности находились просто за гранью вообразимого. В наиболее "медных" "Майстерзингерах", начав благородным, божественно прозвучавшим хоралом, медная духовая группа трансформировалась через множество оттенков и финишировала блестящим торжественным триумфом. Еще одной особенностью коллектива является очень яркая стереофоничность. Его звучание многослойно и многопланово (при сохранении хорошего ансамбля и баланса), что достигается зачастую за счет тонкой динамической игры, происходящей враз у разных партий (вертикальный разрез). Что касается горизонтального уровня, то тут гибкая динамика способствовала красивому самобытному выстраиванию архитектоники — от кульминационных волн до фраз и отдельных звуков.
Благодарные слушатели громко аплодировали музыкантам, и те, не заставив себя долго упрашивать, исполнили два "бонуса": бисовый хит прошлого Фестиваля симфонических оркестров — удалой Венгерский танец №2 Иоганнеса Брамса — и зажигательную Увертюру к одной из сарсуэл Пабло Соросабаля.
Кстати, Рафаэль Фрюбек де Бургос уедет из Москвы в новом звании. На пресс-конференции он поделился с журналистами историей происхождения приставки "де Бургос". Дело в том, что маэстро — немец по крови — родился и провел большую часть жизни в Испании, возглавлял испанские оркестры, и его постоянно спрашивали, — почему у него немецкая фамилия. Чтобы избавиться от поднадоевших вопросов Рафаэль Фрюбек "прибавил" к своим инициалам название города, где родился. А с легкой руки Святослава Бэлзы музыкант теперь обзавелся титулом — приглашая на сцену, критик назвал его "фон Бургосом".