Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

03.12.2016
02.12.2016
01.12.2016

"ПРОРОК": ЭТОТ СКУЧНЫЙ ОБЪЕКТ ЖЕЛАНИЙ **

19.04.07 16:16 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"ПРОРОК": ЭТОТ СКУЧНЫЙ ОБЪЕКТ ЖЕЛАНИЙ **

Пресс-показ фильма "Пророк" (Next, США, 2007, режиссер — Ли Тамахори, в ролях — Николас Кейдж, Джулианна Мур, Джессика Бил, Томас Кречманн, Тори Киттлс) прошел в кинотеатре "Октябрь" 18 апреля.
Скромный труженик индустрии развлечений, фокусник из Лас-Вегаса Крис Джонсон (Кейдж) обладает умением предвидеть ну очень недалекое (в пределах нескольких минут) будущее. Несмотря на некоторую неполноту дара, благодаря ему Джонсон будет втянут в ряд неприятных историй и станет явным объектом желаний правительственных агентов и загадочных террористов европейской (свежее решение!) наружности. Последние под предводительством героя Томаса Кречманна немотивированно жаждут взорвать ядерную бомбу, в то время как первые более осмысленно охотятся за сумасбродными бандитами. Где-то на тридцатой минуте экранного времени Крис между делом встретит любовь всей жизни (Бил), и это светлое чувство вроде бы поможет ему в конце концов спасти мир.
Американский писатель-фантаст Филип Киндред Дик, чей рассказ "Золотой человек" (Golden Man) лег в основу фильма Ли Тамахори, был не слишком удачлив при жизни: ему не очень везло с публикациями, он страдал паранойей, шизофренией, агорафобией, накачивал себя всевозможными наркотиками и скончался в 53 года, так и не став знаменитым. За 25 лет, миновавших с момента смерти Дика, он успел превратиться в одного из самых популярных и экранизируемых фантастов, однако его книгам, пусть и издающимся теперь несравненно бОльшими тиражами, по-прежнему не особенно везет. За исключением знаменитого "Бегущего по лезвию бритвы" Ридли Скоттом, "Вспомнить все" Пола Верхувена и снятого в прошлом году Ричардом Линклейтером "Помутнения" (что характерно, так и не вышедшим в российский прокат), по-настоящему удачных экранизаций, хотя бы вполовину иллюстрирующих ставшую постоянным атрибутом произведений Дика невеселую психоделическую полуреальность-полусон, так и не появилось. Однако создатели "Пророка" в этом смысле зашли дальше прочих коллег по цеху — в картине Тамахори, кроме нескольких (буквально двух-трех) имен собственных, нет ни следа от оригинальной идеи произведения. Жутковатая антиутопия, главным героем которой было загадочное существо - то ли сверхчеловек, то ли необыкновенное животное, наделенное всеми признаками антропоморфности, оказалась стараниями сценариста Гэри Голдмана (все же есть в этом какая-то зловещая ирония!) подменена банальным квазифантастическим боевиком с неизбежной политико-героической составляющей — таких лент по голливудским, в худшем смысле этого слова, лекалам в мире ежегодно штампуется десятки, если не сотни.
"Если я вторгаюсь в ваш мир, вы, возможно, почувствуете что-то чуждое, потому что мой мир отличается от вашего", - сказал как-то Дик в одном из интервью, отвечая на вопрос об особенностях своей прозы. Похоже, авторы "Пророка" согласились бы с этим утверждением — недаром, в свою очередь, Гэри Голдман однажды отозвался об этом писателе так: "Его стиль мышления был пагубным, разрушительным. Он подвергал сомнению все то, что Голливуд утверждает и одобряет". Мир "Золотого человека" Голливуд явно не одобрил и счел чуждым. В итоге мы имеем дело практически с чудом (быть может, даже относящимся к сфере черной магии) - когда группе кинематографистов удалось, вопреки законам логики, лексики и много чего еще сложить-таки из слова "вечность" небезызвестную лексему из четырех букв. Не вполне связная история, в которой смешались в кучу спецагенты, террористы, трогательные индейские ребятишки и упоминания о российских ядерных стратегических запасах, завершается одним из худших видов кинематографических концовок, какие только существуют. Героев, лавирующих в этом нагромождении нелепостей, ничуть не жаль — существенную роль в таком очерствении зрительского сердца играет отсутствие химии не только между участниками любовного "отрезка" Николас Кейдж — Джессика Бил, но и между всеми членами актерского каста в целом. Отдельно скажем несколько слов о Кейдже, которого можно считать в какой-то степени феноменом: вряд ли найдется — по крайней мере, в Голливуде - еще один человек, снискавший себе репутацию серьезного драматического актера исключительно благодаря форме и густоте бровей. Именно пресловутые брови, придающие лицу Кейджа то знаменитое отрешенное выражение, за которое его так любит определенная часть зрителей, помогают племяннику Ф.Ф.Копполы без особого труда исполнять его коронные роли — как правило, либо наделенных удивительной цельностью (но небогатым внутренним миром) представителей всевозможных социальных служб, либо гонимых и преследуемых "бунтарей по причине"; именно в последнем амплуа Кейдж и предстает в ленте Тамахори. Однако, чтобы понять, насколько он здесь не на своем (или наоборот, учитывая контекст фильма?) месте, достаточно привести цитату из рассказа. "О, Господи, да он прекрасен! Будто золотая статуя! Будто божество!" - восклицает, впервые увидев восемнадцатилетнего "золотого человека" Криса Джонсона, строгая сотрудница Центрального управления безопасности — персонаж, в картине зачем-то "разбитый" надвое: на Джулианну Мур и Джессику Бил. Попробуйте-ка совершенно искренне, без всякого насилия над собой, сказать то же самое о Николасе Кейдже. Как, получается? Вот то-то и оно.
Наталья Корнилова, InterMedia