Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

26.04.2017
25.04.2017

"ПИАНОМАНИЯ": ВВОСЬМЕРОМ НА КРЕСЛО ЗАЛЕЗЛИ, ВОКРУГ РОЯЛЯ НА РОЛИКАХ КАТАЛИСЬ

16.04.07 19:17 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
"ПИАНОМАНИЯ": ВВОСЬМЕРОМ НА КРЕСЛО ЗАЛЕЗЛИ, ВОКРУГ РОЯЛЯ НА РОЛИКАХ КАТАЛИСЬ

Генеральная репетиция шоу Дмитрия Маликова "Пианомания" состоялась в театре "Московская оперетта" 13 апреля. Среди гостей, пришедших на закрытое мероприятие, присутствовали музыканты разных составов ВИА "Самоцветы".
Перед началом шоу сцена походила на маленькую белую комнатку в разрезе, в которой из бытовых предметов стоял только небольшой торшер. Почти всЈ пространство помещения занял необычный рояль, основные детали которого казались сделанными из прозрачного стекла. Остальную площадь сцены скрыл занавес, зависнув над потолком "комнаты" и прилегая к ней с обеих сторон. Вдруг через единственную дверь в "комнату" вошел крадущейся походкой Дмитрий Маликов, одетый в черный смокинг. "Я сегодня не буду петь, потому что мне кажется, что через музыку, через рояль я могу сказать больше", - сказал он, сел на стул с прозрачными, как у рояля, ножками, и стал наигрывать на клавишах, озабоченно глядя в потолок. Затем за звуками рояля потянулась партия оркестра. На кульминационной точке музыкального произведения занавес рванул вверх и стены "комнаты" стали разъезжаться в разные стороны. Сцена обнажилась, и зрители увидели, что она представляет ту же маленькую белую комнату, увеличенную в несколько раз: высота дверных проемов и торшера, стоявшего в углу, составила четыре человеческих роста, к гигантскому креслу была приставлена лесенка в девять ступеней, чтобы дать возможность на него взобраться. Как только подиум, на котором стоял рояль музыканта, выдвинулся на середину сцены, Маликов заиграл пасторальную мелодию, и двери, расположенные на центральной стене "комнаты", распахнулись, открывая огромный экран. На экране распускался ярко-красный цветок. Постепенно этнические мотивы мелодии сменились джазовыми, на экране показались другие распускавшиеся цветы. Их венчики словно пульсировали, то распахиваясь, то снова сжимаясь, реагируя на музыкальные акценты. Когда музыка стала утихать, двери затворились.
Затем со звучанием новой мелодии через боковую дверь вошли актеры в черных фраках, включили торшер. Некоторые из них внесли с собой белые стулья и уселись на них, а один взобрался по лесенке на кресло и сел на его подлокотник, словно на кушетку. Количество актеров увеличилось. Некоторые из них замерли, один закурил, несколько стали прогуливаться, а одна девушка, подобрав полы фрака, стала разъезжать по всей сцене на офисном стуле. Музыка сделалась более напряженной, и все актеры, подскочив, подбежали к центральной двери, приоткрыли ее и заглянули в щель. На экране показалась стая птиц, летевшая по направлению в зал. Актеры с визгом отскочили в сторону. Летящие птицы стали проецироваться на все стены, и актеры, напоминая лилипутов, боящихся птиц, стали с криками носиться от одного угла к другому. В конце концов они выбежали через крохотную по сравнению с остальными предметами дверку. Маликов доиграл мелодию до конца, оставшись на сцене одним, и на последней ноте лампочка торшера взорвалась, разметав под потолком искры. Свет приглушился, и сверху из темноты почти на самый рояль опустился большой светящийся шар. Дмитрий Маликов словно удивился происходящему, но потом на его лицо снова вернулось выражение отрешенности и безмятежности, и он продолжил играть, раскачав шар руками.
На сцене появился музыкант в белом костюме с балалайкой под мышкой. Покосившись с интересом на необычный интерьер и на шар, он стал играть на балалайке фьюжн. Маликов внимательно за ним наблюдал, словно следя за тактами мелодии, иногда перебивая балалаечную игру своими порывистыми рояльными отступлениями. Балалаечник вдруг резко остановился и с задумчивым видом проиграл несколько нот из песни "Широка страна моя родная". Потом какой-то иноходью стал сыпать звуками "Барыни". Звук этой песни разнесся по залу и стал выскакивать из всех углов. "Барыня" налетела на зрителей с боков, сзади, так, что некоторые люди стали вертеть головами, пытаясь поймать взглядом место, откуда в данный момент исходит мелодия. Балалаечник, флиртуя с публикой, стал выводить кудрявые рулады на своем инструменте. Дуэтом с Дмитрием Маликовым они сыграли нарезку из "Полета шмеля", "Воздушной кукурузы" и других известных быстрых мелодий. Потом балалаечник стал стучать по деке балалайки как по перкуссии, а Маликов, небрежно усмехаясь, смотрел на его старания. Затем балалаечник изобразил старую шарманку, игравшую галоп, и музыкальную шкатулку с мелодией "К Элизе". Маликов неожиданно прервал тихую поскрипывавшую мелодию, грохнув клавишами рояля, и они с оживившимся балалаечником сыграли рок-н-ролл. Зал взорвался криками "Браво!" и аплодисментами. Балалаечник, кокетливо раскланявшись, вприпрыжку убежал.
Маликов снова переменил настроение музыки, заиграв что-то меланхолическое. Вышли три девушки во фраках с колосками в руках и, распустив волосы, стянутые в узлы, забрались на крышку рояля и растянулись на ней. Через некоторое время на сцене появились другие девушки, которые, также растрепав свои высокие прически, нашли место либо на крышке рояля, либо на подиуме возле инструмента. Поверхность рояля вмесила пятерых девушек, две из которых стали расчесывать друг другу волосы огромными белыми гребнями, а еще одна укрылась от глаз зрителей, развернув большой веер, сложенный из красной креповой бумаги. Закончив играть. Маликов покинул сцену, а девушки лениво разошлись. Заиграла южная этническая музыка, и появились двое мужчин, одетых в костюмы кавказских народов, держа в руках этно-инструменты. На экране за центральными дверями показалась тропинка, ведущая к горам, и Дмитрий Маликов вышел снова, словно спустившись с гор, напевая без слов. Постепенно горными цепями опоясались все стены сцены. Маликов, исполнив свою вокальную партию, опять исчез, а двое музыкантов сыграли один на струнном инструменте, другой — на дудках разного вида. Под конец они стали удаляться в сторону видневшейся в дверях горной тропинке, и двери плавно закрылись за ними.
Маликов появился в костюме из серебристой материи, и, как только он сел за рояль и заиграл, боковая дверь порывисто распахнулась, и оттуда вырвалось длинное белое навесное покрывало, словно раздуваемое сквозняком. Ветром повеяло и в зал. От двери по полу протянулась ослепительная полоса света, по которой на сцену прошли девушки и стали играть с покрывалом, стремясь закутаться в строптивую змеящуюся ткань. В конце концов они исчезли, унеся покрывало с собой, а из дверного проема вырвалось лишь светящееся дымовое облако. "Комната" осветилась ярко-оранжевым светом, и на сцену вышли трое афроамериканцев в белом, неся с собой большие барабаны-джембре. Пронеслись голоса духовых инструментов, и Дмитрий Маликов принялся озабоченно расхаживать по сцене, словно пытаясь выловить из воздуха какой-то один звук. Затем он начал играть на своем рояле под аккомпанемент трех джембре. На ярко-красное поле экрана опустился гигантский золотистый круг, имитировавший солнце. Маликов пять раз ударил в него, словно в гонг, и мелодия на этом оборвалась. Публика пришла в восторг от увиденного и выдала продолжительные овации. Затем, в противовес этническим мотивам, Маликов сыграл на окутанном иллюминацией синтезаторе футуристическую композицию, которая дополнилась сольной партией бэк-вокалистки с голосом сирены и видеорядом с движущимися тоннелями и магистралями, окруженными шеренгами огней. В контраст видеофутуризму на следующей композиции сцена заполнилась колеблющимися полевыми растениями, прозвучала пасторальная песня, во время которой роялю Дмитрия Маликова подыграл юноша с флейтой.
На затемненную сцену вновь выехали несколько небольших светящихся сфер, и пока Маликов играл, на экране прошел небольшой видеоэскиз, главными героями которого стал сам музыкант и его дочь Стефания, которая то дергала отца за нос, то закрывала ему глаза ладошками. Музыка стала затихать, шары плавно взмыли вверх, сцена снова осветилась. На нее высыпали уже знакомые залу актеры во фраках, оживленно трепясь между собой о чем-то бытовом. Они принесли с собой роликовые коньки и, усевшись прямо на пол, стали натягивать их на ноги, не прекращая разговоров друг с другом. Дмитрий Маликов, посмеиваясь, наиграл саундтрек к фильму "Титаник" "My Heart Will Go On" во время возни актеров с роликами, потом, когда они попытались встать, не потеряв равновесие на глянцевом полу, он так же тихо и ненавязчиво сыграл "Pretty Woman". Актеры стали ездить вокруг играющего музыканта то в одну, то в другую сторону, периодически сталкиваясь друг с другом. Маликов отреагировал на их шалости мелодией "Phantom Of The Opera", а затем — "Another Brick In The Wall" группы Pink Floyd. В это время актеры уехали, но потом повылезали из всех дверей снова, надев на головы длинные бумажные колпаки, держа в руках воздушные шарики на веревочках. Они стали носиться от одной стены к другой наперегонки, потом один из них потерял свой колпак и упал, за ним на полу растянулись остальные. Маликов, смеясь, заиграл "На Тихорецкую", и актеры снова помчались, везя за собой пучки серпантина, намотавшегося на колеса роликовых коньков, который они разбросали, дурачась. Затем они стали швыряться друг в друга пригоршнями блесток и конфетти, а потом, разойдясь не на шутку, устроили стрельбу из водяных пистолетов и подняли визг. Невозмутимый Маликов, не переставая играть, стал похож на тапера из вестернов, аккомпанирующего барным дракам. Намусорив и нашумев, актеры уехали со сцены. Остался один недоумевающий Маликов, на голове которого красовался невесть откуда взявшийся бумажный колпак. Сняв его и бережно поставив возле рояля, он заиграл грустную мелодию, а зрители смогли увидеть а экране слайд-шоу из старых снимков музыканта, развернувших его музыкальную биографию с самого детства до сегодняшних дней. Потом, пригласив на сцену "футболиста, хоккеиста и фигуриста" Игоря Бутмана, Дмитрий Маликов сыграл с ним пару джазовых композиций, одной из которых была "Увезу тебя я в тундру" ВИА "Самоцветы", а другая — новое произведение самого Маликова под названием "Кто стрелял в джаз". За джазом последовала классическая композиция, во время которой актеры с трагическими лицами носились по сцене, размахивая над головой смычками. Потом классику прервала композиция группы ABBA "Dancing Queen", и актеры, покидав свои инструменты, устроили дискотеку, взобравшись большой группой на гигантское кресло. Стены покрылись светящимися брызгами фейерверков и бликами диско-шаров. Актеры сгрудились вокруг играющего Маликова. Доиграв, музыкант представил залу музыкальные и актерские коллективы, принявшие участие в постановке. Из зала на сцену выстроилась очередь желающих вручить цветы Дмитрию Маликову. Остальные повскакивали со своих мест и начали аплодировать стоя. "Как известно, жизнь состоит из черных и белых полос. На клавиатуре тоже есть и черные, и белые полосы. Но черных полос меньше! Спасибо! Пианомания продолжается!" - воскликнул Маликов в то время как зал продолжал хлопать стоя. Ослепительный свет на сцене стал угасать в синеву, под опускающийся занавес музыкант стал играть медленную музыку. Постепенно рояль стали окружать маленькие передвижные стены, какие были установлены в самом начале шоу. Дмитрий Маликов закончил свой концерт теми же нотами, с которых начал, затем опустил крышку рояля, открыл дверку в одной из стен и через нее покинул сцену.
Юлия Гусарова, InterMedia