Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

10.12.2016
09.12.2016
08.12.2016
07.12.2016

СОЗДАТЕЛИ "ОДНОЙ ЛЮБВИ НА МИЛЛИОН" НЕ ИМЕЛИ В ВИДУ КОБЗОНА

02.04.07 18:01 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
СОЗДАТЕЛИ "ОДНОЙ ЛЮБВИ НА МИЛЛИОН" НЕ ИМЕЛИ В ВИДУ КОБЗОНА

Пресс-конференция, посвященная фильму "Одна любовь на миллион" прошла в кинотеатре "Формула кино Европа" (ТЦ "Европейский") 30 марта. На брифинге присутствовали продюсер картины Евгений Гиндилис, режиссер Владимир Щегольков, музыкальный продюсер Олег Нестеров, актеры Руслан Курик и Лина Миримская и музыкант Василий Шумов.
После того, как Евгений Гиндилис представил своих коллег, каждый из них сказал пару вступительных слов, из которых особенно запомнились слова Руслана Курика о том, как ему было "прикольно смотреть на себя со стороны", и прочувствованная речь Олега Нестерова: "Для меня этот фильм — знаковая вещь. Мне был дан полный карт-бланш, поэтому работать было очень интересно. Я влился в картину на стадии сценария, поэтому просто "срисовал" музыкальные пристрастия героя с себя самого начала 90-х. Спасибо продюсеру за то, что все те исполнители, которые, по моему мнению, должны были быть в фильме, там были оставлены. Ведь музыка связана с картиной очень тесно, музыка характеризует главного героя". После этих слов продюсер ленты любезно предложил журналистам действовать. Первым последовал вопрос, в курсе ли Иосиф Кобзон, что его образ спародирован актером Владимиром Симоновым? Микрофон взял Евгений Гиндилис: "Когда мы придумывали эту историю, мы задумали несколько планов. Первый план — влюбленная парочка в жестких обстоятельствах, второй и третий планы — цитаты и отсылки. Очень много сюжетных ходов и героев отсылают нас к фильмам, реальным персонажам и знаковым фразам. Вот вы, например, увидели в этом герое Кобзона, хотя мы имели в виду скорее Фрэнка Синатру". Следующий вопрос по поводу "действительно ли все это, что было показано, останется у нас навсегда" был адресован Василию Шумову, лидеру группы "Центр", чьи песни (в данном случае — "Навсегда", звучащая на титрах) обильно использованы в картине. Шумов, прилетевший из Лос-Анджелеса, был предельно жестким в своей позиции: "Это универсальная песня, каждый найдет в ней свое. Мне приятно, что она получила еще одну реинкарнацию в этом фильме. А вот в Америке все обсуждают картину "300". Здесь он называется "300 спартанцев". В Лос-Анджелесе я видел очереди (!) в кинотеатр, при этом в ней стоят и представители творческой элиты, и мексиканцы. При том что это кино — такая большая видеоигра, которая, судя по всему, и есть будущее американского кинематографа. Зеленый экран сегодня заменяет все. А в нашем фильме есть история, драма, историческая привязка. Поддерживайте такое кино, иначе все рискует превратиться в одну большую видеоигру за 50 долларов". Отвечая на следующий вопрос, Евгений Гиндилис рассказал журналистам, что картина посвящается его жене и маленькому сыну, и поведал историю сценария. "Этот проект находился у меня в разработке очень давно. Первый вариант был написан в конце 1998 года. Примерно тогда же проект был запущен в производство (одновременно с "Охотой на пиранью" и "Волкодавом"), но арест Гусинского помешал этим планам сбыться. Спустя несколько лет мы запустили фильм с Владимиром Щегольковым. Лучшей кандидатуры для режиссера у меня в уме не было. Он смог пропустить сценарий через себя, поэтому на 100% - это его картина, хотя изначальные установки были другими".
На вопрос "Это пародия или серьезное кино?" - режиссер фильма Владимир Щегольков сообщил следующее: "Это не пародия, но в этом фильме очень много самоиронии, и я очень искренне отношусь ко всем персонажам. Среди огромного спектра персонажей 1993 года такие люди были. И это наше отношение к этому времени. Все современное кино синкретично, и мы шли на это совершенно сознательно". Эту тему продолжил г-н Гиндилис: "Замысел нашей ленты возник задолго от "Жмурок" и "Бригады". И в какой-то мере мы рассматривали наше кино как антитезу подобным фильмам. Главный посыл "Одной любви на миллион" заключается в том, что это время было связано не только с криминалом. Были такие люди, как наши герои Митяй и Аня, которые при всей жесткости ситуации оставались людьми. И таких было большинство. Мы делали этот фильм как бы про себя, но мы надеемся, что эта история будет интересна не только тому поколению, которое через это прошло, но и более молодой аудитории". Постепенно разговор из привычно вялотекущего приобрел более острый характер.
Руслана Курика и Лину Миримскую спросили, какие выводы сделали их герои в финале. "Митяй сделал вывод, что фальшивые деньги иногда нужны", - лаконично парировал вопрос Курик. Лина Миримская жеманно подвела итог: "Ну, избили, зато 200 тысяч долларов в кармане пальто, хорошо, что не убили, но без этого было бы скучно". После этого одну из журналисток очень сильно озаботил вопрос о пропаганде наркотиков, якобы присутствующей в фильме. "Это уместный вопрос, - откликнулся вездесущая "палочка-выручалочка" Евгений Гиндилис. - Мы долго думали об этих сценах, которые могут быть интерпретированы избыточно. Но это — детали того времени, той эпохи. Мы не хотели заниматься внутренней цензурой и потому введем ограничение по аудитории". Тут у продюсера перехватил микрофон Василий Шумов. С бескомпромиссной интонацией, чеканя каждый слог, он заявил, что "художник не должен отсчитываться ни перед кем за свое произведение". "Вы напоминаете мне советские времена, когда я был вынужден отсчитываться перед высшей комиссией за свои песни!" - заявил он, добавив: "Вероятно, вы и были тогда в той комиссии!" Атмосфера накалялась. Чтобы снизить пафос происходящего, был задан вопрос Руслану Курику о том, какую музыку он слушает в реальной жизни. "Я слушаю рок, мне нравятся хорошие песни, а не то фуфло, которое крутят по телевизору. Мой альбом скоро выйдет, там будут гитары", - в завершение многозначительно заявил питомец "Фабрики звезд". Затем Евгений Гиндилис рассказал, что телевизионная версия будет отличаться от киношной, а в DVD-издание войдут и альтернативные финалы картины. Напоследок был задан самый очевидный после пресс-показа вопрос: "Вы не боитесь, что ваш фильм неизбежно будут сравнивать с "Настоящей любовью" Квентина Тарантино?" - "Это фильм Тони Скотта по сценарию Тарантино, - поправил незадачливого журналиста Владимир Щегольков. - Нет, не боимся. Наше кино более уместно сравнивать со сценарием, который более целостен. Это диалог со сценарием, причем совершенно осознанный". В заключение разговора продюсер фильма рассказал, что это "актерское кино, камерная история": "Мы не жгли баржи, не разбивали автомобили. Это все компьютерная графика. Единственное, что мы сделали, так это сбросили специально созданный для нашей картины стеклянный рояль с крыши Сбербанка; сцена эта впоследствии была обработана на компьютере". На этой радостной ноте пресс-конференция, несколько более горячая, чем обычно, завершилась.
Анастасия Белокурова, InterMedia