Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

05.12.2016
04.12.2016

ГАЛИНУ ВИШНЕВСКУЮ ПО ЗАСЛУГАМ НАГРАДИЛИ АПЛОДИСМЕНТАМИ ЗА "КАРМЕН"

15.03.07 14:01 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
ГАЛИНУ ВИШНЕВСКУЮ ПО ЗАСЛУГАМ НАГРАДИЛИ АПЛОДИСМЕНТАМИ ЗА "КАРМЕН"

Генеральная репетиция оперы "Кармен" Джузеппе Верди состоялась 14 марта в Центре оперного пения Галины Вишневской. Главные партии исполнили Оксана Корниевская (Кармен), Олег Долгов (Хозе), Алексей Парфенов (Эскамильо), Сергей Плюснин и Сергей Поляков (контрабандисты), Анастасия Привознова (Микаэла), Виктория Смирнова и Инна Звеняцкая (цыганки) и др. Дирижировал Ярослав Ткаленко. Перед началом спектакля к публике, кстати, заполнившей до отказа весь зал, обратился режиссер-постановщик Иван Поповски. Поблагодарив всех пришедших, он отметил: "Сегодня у нас генеральная репетиция, и мы считаем, что на репетицию можно пригласить близких друзей — просто я не знал, что друзей так много (среди них, кстати, оказались Наташа Королева с Тарзаном. — Прим. ред.). Поэтому, если произойдет что-то незапланированное, мы можем остановиться. Или начнем все с начала", - пошутил режиссер.
"Кармен" поставлена в русле современных тенденций "полусценических" версий опер — минимум декора, универсализм и условность декораций—станков, которые могут менять формы в зависимости от ситуации. В данном случае были применены металлоконструкции с абстрактными узорами, то озаряемые красным светом на заднем плане, то раздвигавшиеся словно книжка-раскладушка. Певцы бегали между ними и вскарабкивались по их решетке. На переднем плане в крайних действиях расположился постамент (скорее всего, символ центральной площади в Севилье), на котором любили и убивали, во втором (в таверне) — железный стол и стулья. Такой минимализм не только делает спектакль удобным для гастролей, но прежде всего призван обратить внимание слушателя на музыку и исполнение (с последним благополучно справились солисты, а с первым блестяще справился Бизе), а также на драматическую сторону. И если игру молодых артистов, невзирая на все шероховатости, вызванные, скорее всего, волнением (об этом говорит хотя бы то, что по ходу действия игра становилась все увереннее), можно считать состоявшейся, то само драматическое действие выглядело не очень ровным из-за резких переходов от неоправданной статики к столь же неоправданной суетливой беготне, как будто бы призванной скрасить статические эпизоды. Все это было бы незаметно, будь на сцене полноценный оперный антураж со всей андалузской экзотикой. Но коли уж его не оказалось, то образовавшийся драматический вакуум надо как-то логично заполнять. Среди режиссерских находок можно отметить обрамившую спектакль "арку": опера открывается последним кадром — Хозе закалывает Кармен под музыку увертюры, — и таким образом дальнейшее развитие событий воспринимается, как мгновенно пронесшиеся в памяти главных героев события, приведшие к трагической развязке. Среди других кинематографических приемов — принципы стоп-кадра и замедленной съемки, уже применявшиеся в оперном жанре на московских подмостках. Несколько под новым углом трактованы образы главных героев. Архетипом страсти женской и мужской выступают Кармен и Эскамильо, в данном случае эти герои очень даже похожи. Блестящий и, как правило, "пустой" тореадор испытывает здесь не то чтобы влюбленность, но по крайней мере, неподдельную страсть, и в некотором роде перенимает черты Хозе, почему то напоминающего скорее Ленского. Вообще "русский стиль" сквозит в опере повсюду. Можно допустить, что цыганки во всех тавернах мира веселятся одинаково, но так же по-русски (едва не троекратно) целуется с друзьями и опрокидывает чарку Эскамильо, а Микаэла напоминает положительных героинь "униженных и оскорбленных", особенно с русой косой на плече и в сером сарафанчике поверх простенького платья. Впрочем, для большего аутентизма работницы табачной фабрики несколько раз закуривали, кстати, хорошие сигариллы и сигары. К сожалению, не обошлась и эта "Кармен" без задирания ног (правда, цыганками, а не главной героиней), раздевания (к счастью, мужчин и по пояс) и ужимок начинающих проституток — предполагается, конечно, что очень даже опытных (хотя, где у Бизе хотя бы намек на разврат?), но у молодых актрис с непривычки изобразить их не получилось.
В вокальном отношении почти все певцы показали довольно высокий уровень, а проскальзывавшие моментами шероховатости затмевались красивыми молодыми голосами. Исполнение Оксаны Корниевской отличалось богатством эмоциональных оттенков вокала, Алексею Парфенову за его красивый тембр можно простить даже то, что он не дотягивал низы в знаменитых "Куплетах Эскамильо", кстати, одном из сложнейших примеров вокального репертуара, с которым молодой певец, в принципе, неплохо справился. Анастасия Привознова, поначалу певшая просто громко, в последней арии продемонстрировала гораздо большую гибкость голоса и тонкость исполнения, за что была по заслугам награждена отдельными аплодисментами. Удачно выступили и исполнители эпизодических ролей, например, Константин Пурилкин (сержант). В ансамблях солисты Центра оперного пения звучали также достойно, особенно стоит отметить эффектный квинтет контрабандистов в конце второго действия.
Фактически успех оперы полностью основан на исполнении, что подчеркнули все собравшиеся, включая певцов, адресовав в конце спектакля отдельные аплодисменты присутствовавшей в зале Галине Вишневкой.
Мария Зуева, InterMedia