Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

27.03.2017
26.03.2017
25.03.2017

"ЦАРСКАЯ НЕВЕСТА" ПРОЗВУЧАЛА В "ПОЛУСЦЕНИЧЕСКОЙ" ВЕРСИИ

20.02.07 15:22 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
"ЦАРСКАЯ НЕВЕСТА" ПРОЗВУЧАЛА В "ПОЛУСЦЕНИЧЕСКОЙ" ВЕРСИИ

Опера "Царская невеста" Н.А.Римскогоко-Корсакова была показана в сценической версии 19 февраля в Концертном зале им. П.И.Чайковского. В главных партиях выступили Ирина Дубровская (Марфа), Ольга Бородина (Любаша), Владимир Стоянов (Григорий), Вячеслав Почапский (Собакин), Дмитрий Попов (Иван), Альгирдас Янутас (Бомелий), Алексей Тихомиров (Малюта), Ольга Шалаева (Сабурова), Анна Викторова (Дуняша), Ирина Никольская (Ключница), Валентина Журавская (Сенная девка). В исполнении приняли участие Большой симфонический оркестр им. П.И.Чайковского и Московский государственный академический камерный хор. Дирижировал Владимир Федосеев. Режиссером выступил Иван Поповски. Как сообщалось ранее, на предшествующей спектаклю пресс-конференции (см. МУЗЫКА от 15.02.07), первоначально оперу планировалось исполнить в концертной версии, но затем возникла заинтриговавшая всех задумка поставить полноценный спектакль. Притом, на ее осуществление было выделено не так много времени - в общей сложности менее суток. Результаты оказались соответствующими: к счастью, Иван Поповски отдал приоритет музыке, что сказалось благополучно на акустическом балансе и хора, и ансамблей, и оркестра, но сам спектакль, как заметил на той же пресс-конференции Владимир Стоянов, получился скорее "полусценическим, а не полумузыкальным". В опере были применены единые декорации — белые стулья в псевдорусском стиле и состоящая из нескольких сегментов белая лестница, превращавшаяся то в арку, то в отдельные строения. Тот же универсализм, чтобы не сказать - шаблонность, коснулся и костюмов (красный — цвет страсти, белый — невинности, черный — страсти смертельной, светло серый — добропорядочных мирян), и различных положений персонажей: Марфа, с риском запутаться в подоле взобравшаяся на шаткую лестницу и восставшая над сценой с распростертыми в разные стороны руками (распятая), жесты и застывшие позы неясных молчаливых фигур в черных балахонах — этим героям для пущего смеха не хватало только косы. Возможно, для создания какого-то оживления на сцену периодически выскакивали танцовщицы в длинных серых платьях, но их суетливая беготня, напоминавшая чем-то кружение мотыльков, казалась скорее неуместной. Надо отдать должное режиссеру: со своей непростой задачей скоростной постановки он справился, и даже не в ущерб музыке, осталось только неясно — зачем вообще было делать сценическую версию при наличии таких выразительных певцов-актеров. Что касается исполнителей, то здесь, бесспорно, на самой большой высоте оказалась Ольга Бородина: как только ее героиня появилась на сцене, сразу стало ясно, кто тут обладает высочайшим профессионализмом и наилучшими данными. Очень ровно, убедительно и приятно прозвучал Вячеслав Почапский, уже много лет выступающий в партии отца Марфы. Приятно порадовал молодой украинский тенор Иван Попов, однако совершенно не убедила сама "царская невеста" Марфа — ни с точки зрения игры, ни с точки зрения исполнения. Возможно, сказалась привычка исполнять Марфу в небольшом зале Центра оперного пения Галины Вишневской, где Ирина Дубровская пела ее не раз, но в зале Чайковского ее игра "потерялась". То же произошло и с вокалом Алексея Тихомирова — эффектного Малюты. Мининский хор, как всегда, выступил с блеском; очень ровно и приятно прозвучали также ансамбли солистов.