Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

09.12.2016
08.12.2016
07.12.2016

"СЕМЬ КАБИНОК": ОТСТАНЬ, ТАРАНТИННЫЙ! **

08.02.07 18:16 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"СЕМЬ КАБИНОК": ОТСТАНЬ, ТАРАНТИННЫЙ! **

Премьера фильма "Семь кабинок" (Россия, 2007, режиссер — Дмитрий Месхиев, в ролях — Наталья Бурмистрова, Хельга Филиппова, Наталья Суркова, Кристина Кузьмина, Алексей Барабаш, Михаил Евланов, Сергей Козик, Александр Яценко, Федор Бондарчук, Артур Ваха) состоялась в кинотеатре "Октябрь" 7 февраля.
Пасмурный зимний день. Суровая женщина Татьяна (Наталья Бурмистрова) уверенно входит в ремонтирующийся дамский туалет в некоем клубе. Поправив прическу и поковыряв в носу, Татьяна достает мобильный телефон. Из дальнейшего разговора становится понятно, что героиня оставила в третьей кабинке диск с архиважной информацией, каковой ее собеседнику надлежит забрать как можно скорее. Завершив беседу, Татьяна направляется к выходу, но внезапно застывает на месте. Не нужно быть опытным советским разведчиком, чтобы заподозрить по следующему кадру (ладонь героини медленно сползает со стены, оставляя на той грязный отпечаток), что героиня вляпалась во что-то нехорошее, а злосчастный диск аукнется практически всем остальным персонажам картины ой какой головной болью (в лучшем случае). Дальнейшие без малого полтора часа экранное пространство, суженное до размеров клубного сортира, будет последовательно заселяться самыми разнообразными, но примерно одинаково маловыразительными и какими-то двухмерными личностями: условно-холеной хозяйкой клуба и ее пышнотелой подругой с внешностью привокзальной торговки (Хельга Филиппова и Наталья Суркова), играющей в фамм фаталь местной танцовщицей и ее лоховатым любовником-поваром (Кристина Кузьмина и Алексей Барабаш), парочкой бандюганов-недоумков, словно только что сошедших не то с кушетки заморского психоаналитика, не то со страниц третьесортного комикса (Михаил Евланов и Сергей Козик), худосочным наркозависимым юношей (Александр Яценко) и импозантным киллером, сильно напоминающим пребывающего в состоянии раздражения Юрия Стоянова (Артур Ваха). В роли причудливо одетого наркодилера-заики на пару минут появится и Федор Бондарчук (на месте которого, впрочем, мог быть кто угодно — хоть Владислав Сурков, хоть Гарик Сукачев).
"В них жизни нет, всЈ куклы восковые", - сказал по другому поводу устами Дон Гуана поэт. Трудно лучшим образом охарактеризовать героев этого странного, малоосмысленного и в какой-то степени даже страшного фильма - согласитесь, жутковато, когда очень даже неплохой режиссер Дмитрий Месхиев после на редкость человечного и тонкого телесериала "Линии судьбы" и добротной военной драмы "Свои" представляет вниманию зрителей маловнятную "туалетную" комедию, в которой начисто отсутствует даже капля хотя бы "туалетного" юмора". Попытка создателей картины (ставшей, к слову, во всех смыслах "первым блином" компании "Красная стрела") "перетарантинить Тарантину", "перебалабанить" Балабанова и "перепилить" Даррена Линна Баусмана завершилась блистательным провалом. "Семь кабинок" являются прекрасной иллюстрацией справедливости изрядно набившего оскомину, но по-прежнему удручающе актуального постулата о нехватке в современном отечественном кинематографе хороших сценариев — или даже скорее сценаристов, как в данном случае. Волей сценариста "Кабинок" Никиты Питерского (все же слабо верится, что это не псевдоним а-ля Козьма Прутков, за которым кроется целая команда кинодеятелей), которому так и хочется напомнить поговорку "Будь проще, и люди к тебе потянутся", все персонажи фильма вынуждены говорить так, как это обычно делают герои рассказов и повестей не самых одаренных первокурсников Литинститута. То есть невыносимо гладкими, псевдокнижными и тошнотворно "правильными" периодами, которые напрочь лишены всякой инверсивности и разговорных оборотов, свойственной нормальной живой русской речи. Первым звоночком становится произносимая на полном серьезе одной из героинь фраза "Возможно, мой первый размер и не тянет на звание "Мисс Европа", однако…" - но это на фоне дальнейших словесных экзерсисов героев еще куда ни шло. Когда же вместо предсказуемой короткой, но недвусмысленной соленой ругани обиженный бандит разражается нудноватой хныкающей тирадой с рефреном "ты думаешь, мне приятно, когда меня унижают" - ей-богу, трижды пожалеешь о знаменитом матерном монологе персонажа Виталия Хаева в "Изображая жертву": в "Семи кабинках" он, сдается, пришелся бы как нельзя более к месту. Судя по всему, занятых в фильме актеров тоже не слишком впечатляла стоявшая перед ним труднообъяснимая сверхзадача — решительно никто из них (за малым исключением) в "Семи кабинках" не только не выкладывается на полную катушку, но и не демонстрирует хотя бы необходимый минимум актерской игры. Кроме разве что Натальи Бурмистровой (в общей сложности появляющейся в фильме минут на десять) и молодой актрисы Кристины Кузьминой (танцовщица под кодовым именем Котенок), непостижимым образом умудрившейся наделить свою схематично стервозную героиню индивидуальностью и обаянием. Даже многочисленные словесные клише в ее устах более-менее напоминают обычную человеческую речь (увы, нельзя сказать того же о ее экранном партнере Алексее Барабаше) - однако стараний Кузьминой и приличного саундтрека явно недостаточно, чтобы вытянуть ленту. Особенно же настораживают финальные кадры "Семи кабинок" (очередной привет "Пиле"), наводящие на подозрения о возможном сиквеле фильма. Но лучше бы его все-таки снимал не Месхиев — для которого, хочется верить, подобный опыт останется единичным.
Наталья Корнилова, InterMedia