Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

08.12.2016
07.12.2016

В БЗК ПРОЗВУЧАЛА МУЗЫКА ПЕРВЫХ ДНЕЙ ТВОРЕНИЯ

28.01.07 20:50 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
В БЗК ПРОЗВУЧАЛА МУЗЫКА ПЕРВЫХ ДНЕЙ ТВОРЕНИЯ

Оратория "Сотворение мира" прозвучала в исполнении академического камерного оркестра Musica Viva п/у Александра Рудина и бельгийского камерного хора Octopus 27 января в Большом зале консерватории. Солировали молодые барочные певцы из Германии — сопрано Лидия Тойшер (Габриэль, Ева), тенор Маркус Брутчер (Уриэль) и бас-баритон Вольф Фридрих Матиас (Рафаэль, Адам). Трехчастная оратория длительностью около 2,5-3 часов была исполнена в 2 отделения: в первом прозвучали 2 части, основанные на первой главе Библии и повествующие о шести днях творения. Создание Богом того или иного явления (небесного свода, светил, птиц, рыб, животных и т.д.) наиболее часто облечено в оратории в форму речитатива и следующей за ним арии одного из архангелов, за которыми звучит славословящий хор. Во втором отделении концерта прозвучала третья часть оратории, более короткая и повествующая о радостях жизни Адама и Евы в Эдеме. Здесь впервые в сочинении появляются "социальные" и философские мотивы — по-видимому, композитор остановился на наиболее значимых для него темах. Так, звучит дуэт, целиком посвященный самоутверждению мужа: беспечный Адам повелевает супруге слушаться его, и не менее беспечная супруга с превеликой радостью поет: "Так господин установил, и повиновение тебе приносит мне радость". Другим номером, хоть и звучащим все в том же лучезарном гайдновском мажоре, но предвосхищающим грядущие библейские события, становится предпоследний "назидательный" Речитатив Уриэль ("О, счастливая пара! И всегда будьте счастливы, если фальшивый мираж вас не соблазнит, если не пожелаете еще большего, чем вы имеете, и еще большего, чем вы знать должны!"). Заключает ораторию торжественный, восхваляющий деяния Господа "Хор с солистами", где к трем основным певцам прибавляется меццо-сопрано из хора.
Музыка оратории очень звукоизобразительная, даже, можно сказать, театральная и зримая — посредством звуков Гайдн рисует молнии и ветры, реки и ручьи, восход солнца, пение птиц и даже рычание тигра. Что касается исполнения, то, прежде всего, обратил на себя внимание потрясающий ансамбль, притом возникший совершенно естественно благодаря приближению тембра каждого голоса и инструмента к какому-то общему звуковому праисточнику. Это теноровая окраска у бас-баритона и баритоновая у тенора, "инструментальное" звучание сопрано и хора и, наоборот, приближенный к вокальному тембр оркестра. Виолончели и скрипки Musica Viva, расположившегося в БЗК в "немецкой рассадке", вовсе не применяли тремоляцию в полторы октавы, имитирующую оперные голоса, — коллектив всегда отличался очень интеллигентным звуком, а вся "вокальность" исполнения проявляется в очень мягком, словно с придыханием, тембре.
Следствием хорошего чувства ансамбля стала очень рельефная музыкальная ткань, где прослушивались все отдельные линии и мельчайшие подголоски. Баланс рождался из умения каждого не только внимательно смотреть на дирижера, но и внимательно слушать друг друга. Поэтому и ансамбль проявлялся уже на уровне отдельных групп (солистов, хоровых партий, оркестровых групп) и вырастал в ансамбль целого.
Невзирая на то, что Musica Viva играет на современных инструментах, был очень хорошо уловлен сам дух гайдновской эпохи, и сочинение прозвучало аутентично: аккуратно, галантно, изящно, гибко (не без досадных "клякс" у приглашенной меди, которые портят самую лучшую игру почти во всех российских оркестрах). Очень эмоциональным было само исполнение. Особенно отличились этим солисты, речитативы и арии которых звучали словно увлекательной рассказ светлой сказочной или фантастической истории. Хор Octopus — любительский молодежный коллектив — продемонстрировал очень высокий уровень, достойный любого профессионального хора. Помимо высокопрофессионального вокального исполнения сложнейших юбиляций, хор выполнял и драматургическую функцию, являясь, как в греческой трагедии, "отдельным лицом", живым участником действия. Гибкие, полетные, подвижные молодые голоса как нельзя лучше подходили для изображения свежей атмосферы "первых дней творения", ведь "молодость — товар скоропортящийся".