Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

02.12.2016
01.12.2016

"ДЕЖА ВЮ": ГДЕ-ТО Я ЭТО ВСЕ УЖЕ ВИДЕЛ

01.12.06 19:04 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"ДЕЖА ВЮ": ГДЕ-ТО Я ЭТО ВСЕ УЖЕ ВИДЕЛ

Пресс-показ фантастического боевика "Дежа вю" (Deja Vu, США, 2006, режиссер - Тони Скотт, в ролях - Дэнзел Вашингтон, Пола Пэттон, Адам Голдберг, Джим Кэвизел, Вэл Килмер) прошел в кинотеатре "Горизонт" 30 ноября.
До сего дня под названием "Дежа вю", означающим по-русски нечто вроде "что-то с памятью моей стало", бытовала, фигурировала и потешала народ лишь сумасшедшая перестроечная комедия Юлиуша Махульского: фильмы
польского комедиографа обладали в свое время завидной прокатной судьбой. Ожидает ли такая участь новый фильм крепкого профессионала Тони Скотта? Думайте сами, решайте сами.
Когда какой-то политически некорректный маньяк осуществил взрыв парома в Новом Орлеане, снова погибло множество ни в чем не повинных американцев. С тех пор Даг Карлин (Вашингтон), храбрый и честный сотрудник ФБР (вам еще не надоело?), понимающий, что это несчастье - не стихийное бедствие, окончательно потерял покой, выслеживая изувера. Тем более что на том же пароме находился напарник Дага. Уже по этому оригинальному зачину можно понять зрителя, который первые полчаса просмотра и впрямь испытывает то самое deja vu: "И то, и другое я видел не раз, кого ты хотел удивить?" Дальше становится вроде бы поинтересней: фотоснимок одной из погибших девушек (Пэттон) вызывает у Карлина смутные предчувствия, заявленные на вывеске фильма. Оперативник обращается за помощью к своему другу, выдающемуся физику Дэнни (Голдберг). Научная контора п/у Дэнни не только разработала метод инфракрасного наблюдения за прошлым (!), но и способна на короткое время замкнуть пространственный континуум, влияя на ход событый. Стоп! Бабочка Рэя Брэдбери верещит и предупреждающе машет крыльями. Однако ученых и ФБРовцев возможные последствия того, что они творят, не волнуют вовсе, ибо вся их активность направлена на борьбу с террором. Могло бы показаться, что лента Скотта наделена социально-обличительной силой (как было бы в американском кино 70-х годов), но ничего подобного в фильме нет в помине. Производит впечатление и так называемая "Лаборатория времени", в которой добрую половину фильма просиживают герои государственной безопасности: подобного мельтешения компьютерных экранов мировой кинематограф прежде не знал. Как не хватало таких мигающих "штучек" безумным ученым Бориса Карлоффа и Белы Лугоши... Итак, по спутниковой связи с точностью до секунды отслеживаются три предыдущих дня из жизни погибшей, причем весь этот вуайеризм, конечно же, обусловлен самыми благородными побуждениями. Мертвой царевне посылается предупредительная записка, но послание не срабатывает, и тогда в прошлое отправляется сам чернокожий громила Даг, вооруженный вдобавок прибором "Киберглаз", а дальше можно и не рассказывать. Все закончилось хорошо и террорист после долгих мытарств был торжественно уничтожен. Финальное признание "I love you" формально не прозвучало, но лучше бы оно было озвучено, тогда этот блокбастер еще сильнее бы смахивал на залихватскую пародию.
Смешно, разумеется, но ведь делалось все на полном серьезе! И теперь съемочная группа во главе с продюсером Джерри Брукхаймером ("шоумен года" по мнению журнала Variety) наперебой рассказывает, что "замысел "Дежа вю" был очень оригинален", оторваться от чтения сценария было невозможно, а Дэнзел Вашингтон - "очень интуитивный (!) актер". Между тем, если мировая общественность чего и ждет от Брукхаймера, так это третьей части "Пиратов Карибского моря", а вовсе не очередного "научно-фантастического" бреда в защиту "американской мечты". Невольную симпатию, хотя авторы такой цели и не преследовали, вызывает единственный живой персонаж, сумасшедший подрывник (Кэвизел), принесший в жертву своей не очень понятной идее большую толпу людей. Непонимание того, что любой постулат ничего не будет стоить, пока он не окроплен невинной кровью, и приводит в конечном счете к созданиям фильмов, подобных "Дежа вю". Впрочем, назвать это "фильмом" - означает в очередной раз поглумиться и над классиками кино, и над истинными мастерами мейнстрима. "Дежа вю" - не искусство, а совершенно иной род человеческой деятельности. Имя ей - массовое производство. Лязгающий же заводской конвейер, банальный и плохо смазанный, следует судить совершенно по иным законам, чем раннее творчество того же Тони Скотта ("Голод") или его брата, талантливого мистера Ридли. ("Чужой", "Бегущий по лезвию"). Хотя и здесь, говоря о таланте, лучше употреблять это слово в его прямом значении, "талант" как денежная единица; соответственно, "талантливый" человек означает попросту "состоятельный", "богатый".
Если же взглянуть на предмет нашего рассмотрения иначе, то не все так грустно. В утешение зрителю (а на "Дежа вю", как и на любую заокеанскую чушь подобного формата народ безусловно пойдет) можно сказать, что для картины, в которой Дэнзел Вашингтон расследует взрыв парома и отважно сражается с террористами, "Дежа вю" не так уж и плох. Он живо смотрится, снят в хорошем темпе, в сценарии можно найти пару-тройку относительно нестандартных ходов. Что же касается художественных достоинств, то их лучше всего сформулировал один из покидавших показ зрителей, обронив фразу: "Теперь Тони Скотт сможет купить себе торт!" Что тут скажешь? Конечно, сможет! И наверное, даже купит. На этом и поставим точку.
Борис Белокуров, InterMedia