Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

16.01.2017
15.01.2017
14.01.2017

АНДРЕЙ ГОРОХОВ РАССКАЗАЛ О "ДЫРАХ" И "СЫРЕ" МУЗЫКАЛЬНОЙ ИНДУСТРИИ

01.12.06 15:14 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
АНДРЕЙ ГОРОХОВ РАССКАЗАЛ О "ДЫРАХ" И "СЫРЕ" МУЗЫКАЛЬНОЙ ИНДУСТРИИ

Круглый стол с участием автора книги "Музпросвет" Андрея Горохова прошел 30 ноября в ЦДХ в рамках книжной выставки "NonFiction’06". Тема встречи была заявлена как "Что происходит в современной музыке и какое будущее ее ждет" и приурочена к выходу новой книги Горохова "Дыра, прикрытая глянцем". За столом также собрались главный редактор журнала "Афиша" Юрий Сапрыкин, музыкальный обозреватель "Коммерсанта" Борис Барабанов, арт-директор клуба "Икра" Григорий Гольденцвайг. Через некоторое время к компании присоединился обозреватель Rolling Stone Андрей Бухарин. Слегка дрожащим голосом герой вечера поведал собравшимся, что он волнуется, потому как за годы работы на радио привык обращаться к стене студии, а не к людям. Ведущий круглого стола пояснил, что небольшая, размером с ладонь черная книжица — это часть книги, которую DJ "Немецкой волны" пишет уже третий год, и она полна "апокалиптических настроений". На что автор тут же поддакнул: "Черная дыра, вот и книжка черная". Андрей Горохов также получил в свой адрес комплимент: "Он человек, обладающий удивительным свойством описать суть проблемы в двух словах". После этого, собственно, к проблемам и перешли. Их в "брошюрке" (определение автора) четыре. Первая — кризис звукозаписывающей индустрии. "Звукоиндустрия сама виновата. В начале 90-х вместо того, чтобы публиковать реальных музыкантов, она стала навязывать публике то, что сама считала музыкой, превратилась в пчелиную матку, порождающую музыкантов, - оптимистично начал Горохов. - Настоящие музыканты были оттеснены от производства компакт-дисков, в этом причина раскола между мейнстримом, о котором пишут журналы, и действительным положением дел". Второй темой "Дыры" является проблема музыкальной журналистики. Поэтично сравнив журналистов с "переупаковщиками консервов", музпросветитель обвинил их в "фиксированном позитиве" и нежелании музыку критиковать. В качестве примера "истинного критика" он привел Лайэма Галлахера, который может позволить себе откровенно сказать нечто вроде "Scissors Sisters говно". Третьей проблемой Горохов назвал отсутствие "языка, на котором можно было музыку в чем-то упрекнуть". Так как музыка не имеет технических характеристик, сложно сказать, "правильная" она или нет - все критические оценки ее исчерпаны. Важным моментом музыкальной реальности назвали всеобщую доступность записей и вытекающую отсюда узкую "эстетическую специализацию" слушателя. Каждый человек теперь знает, какая музыка ему нравится, а какая нет. Группа людей, слушающих примерно одну музыку, формирует "секту". Критики же "делают вид, что музыка осталась такой, как и была". Ситуацию, когда одновременно существует множество мелких "сект" и неповоротливый мейнстрим, Горохов и назвал "дырой". Впрочем, после небольшой паузы, он же превратил "дыру" в "сыр", с коркой мейнстрима, под которой скрыта вся "вкуснятина" настоящей музыки и в которую необходимо настойчиво вгрызаться.
Далее наступила очередь высказаться представителям "Афиши" и Rolling Stone. И тот и другой признали, что ни один из этих журналов не является чисто музыкальным. Г-н Сапрыкин даже уточнил, что последний из таких журналов в России вышел в 1991 году. Бухарин утверждал, что сложно критиковать "тех же Block Party, когда знаешь группу Clash" и что необходимо обращаться к первоисточникам. Глава "Афиши" поддержал идею "узконаправленных слушателей" и провел параллель музыки с литературой: "То, что на поэтические вечера перестали собираться тысячи, не означало конца поэзии". Ему вторил Григорий Гольденцвайг: "В этом как раз и заключается политика клуба "Икра" - дать площадку разным группам и их поклонникам. И то, что любая музыка находит своего слушателя, подтверждают и постоянно растущие продажи билетов далеко не "мажорных" коллективов".
Борис Барабанов напомнил об ответственности перед читателем, что "нельзя писать откровенную чушь". Разговор плавно перешел к трендам - вернее, их отсутствию. "Я бы хотел быть впередсмотрящим, как Колумб, открыть Америку, но это сейчас невозможно", - горячился Горохов. Из зала Андрею напомнили, что Колумб плыл вовсе не за Америкой, а за специями, "то есть за баблом". Время работы выставки неумолимо приближалось к концу, прозвучало еще несколько скомканных вопросов. Певица Умка пылко обозначила книгу Горохова как "манифест" и подарила писателю свои диски: "Не как критику, а как удаленному другу". Ведущий, окруженный людьми, практически на все вопросы отвечал слоганом спонсора ярмарки: "Андрей Горохов. Яндекс. Найдется все".
Анна Гержан, InterMedia