Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

08.12.2016
07.12.2016

"ФЛАНДРИЯ": ПАРАД УРОДОВ

30.11.06 19:05 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"ФЛАНДРИЯ": ПАРАД УРОДОВ

Пресс-показ драмы "Фландрия" (Flandres, Франция, 2005, режиссер - Бруно Дюмон, в ролях - Аделаида Леру, Самюэль Буаден, Анри Кретель, Жан-Мари Брювор, Давид Пулен, Патрис Венан, Давид Легэ) прошла в кинотеатре "35 мм" 28 ноября.
Хмурый фламандский парень с замедленными реакциями Деместер (Буаден) живет на ферме, ездит на тракторе, возится со скотом, периодически совершая походы в рощицу с подругой детства Барб (Леру), где короткий секс среди чернозема скрашивает его нехитрые трудовые будни. Вскоре он отправляется на войну в компании своего приятеля Бриша (Брювор) и новоиспеченного любовника Барб Блонделя (Кретель). Троица невнятных обитателей Фландрии оказывается в некой ближневосточной стране, где в компании таких же новобранцев под палящим солнцем враждебного неба ведут войну с агрессивной частью человечества. После того как военачальник разлетелся кусками по скалам, ребятишки полагаются только на себя и вследствие явно прогрессирующего скудоумия на свою беду насилуют вражескую женщину-солдата. Но им не дано предугадать, чем это дело отзовется. Месть восточной женщины будет коротка и жестока. На родину вернется только Деместер, предварительно бросив раненого любовника Барб на растерзание разъяренному противнику. За это время Барб позанимается сексом в сарае с очередным вырожденцем, уничтожит ребенка Блонделя во чреве, попадет в больницу с нервным расстройством. Они встретятся в сарае, она обвинит его в смерти Блонделя, спустя полчаса раздвинет ноги, и Деместер прошепчет ей первые слова любви. Ни тот, ни другая так ничего и не поймут. А жизнь в Фландрии по-прежнему будет течь своим беспросветным курсом.
Редко найдешь фильм, в котором за полтора часа экранного времени происходят предательства, убийства, изнасилование, оскопление, умерщвление животных, детоубийство, истребление мирного населения, приступы дикого безумия — и все это лишено какого-либо этического и эстетического смысла. Редко найдешь фильм, который так животрепещуще рассказывал нам полным жизни языком о том, что отвратительнее человеческих существ нет ничего на свете. Наконец, редко найдешь фильм, в котором главные герои вызывали бы большее неприятие - почти физическое и абсолютно невыносимое чувство (отмороженному взгляду Деместера позавидовал бы сам Форрест Гамп). В этом смысле Бруно Дюмон превзошел даже самого себя — после его прошлой "выдающейся" ленты "29 пальм" казалось, что падать дальше некуда. Оказывается, есть. Вероятно, именно в этом заключается "немыслимая глубина" творчества французского режиссера, на которого, к ужасу любого нормального человека, по-прежнему не перестает возлагать надежды псевдоинтеллектуальная киноэлита.
Помимо развлекательной функции, цель кинематографа заключается в приобретении личного опыта путем проживания зрителем определенной истории и некой ассоциации себя с ее персонажами. Грубо говоря, глядя то или иное кино, мы обязаны сопереживать. В данном случае об этом речь не идет - более того, невозможно заставить себя смотреть на происходящее ни со стороны, ни изнутри, ни как-либо еще. Что творилось в головах участников жюри минувшего Каннского кинофестиваля, вручившего Бруно Дюмону Гран-при за "Фландрию", остается только гадать. Поскольку говорить о художественных достоинствах ленты нет ни малейшего повода, остается предположить, что все дело в политической стороне дела, но от этого тоже как-то не легче. Бруно Дюмон снял кино, пустое, как чешский трамвай, бессмысленное, как суетность, безнадежное, как просроченные счета, и параллельное, как санный след.
Анастасия Белокурова, InterMedia