Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

03.12.2016
02.12.2016
01.12.2016

РИШАР БОНА НАКОЛДОВАЛ ХОРОШУЮ ПОГОДУ В МОСКВЕ

07.08.06 19:38 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
РИШАР БОНА НАКОЛДОВАЛ ХОРОШУЮ ПОГОДУ В МОСКВЕ

Официальное закрытие фестиваля "Остров света" прошло 4 августа в саду "Эрмитаж". Участники последнего концерта, к чести организаторов, подбирались не столько по принципу именитости, сколько по яркости и самобытности исполняемой ими музыки. Первой на сцену вышла тувинская группа "Хуун-Хуур-Ту", что в переводе значит "Расщепление солнечного света в облаках на множество расходящихся лучей". Этот коллектив нельзя в полной мере назвать "группой горлового пения", несмотря на то, что традиции тувинского исполнения были сохранены максимально, и один вокалист мог выводить несколько мелодичных линий, различающихся по высоте до четырех октав. Стоя на сцене в народных костюмах, "Хуун-Хуур-Ту", в течение своего 40-минутного сета неуловимо охватывали разные музыкальные стили, придавая им особое звучание и постоянно держа слушателей в напряжении. Казалось, что Кайгал-Оол Ховалыг не просто исполняет композиции в вокальных стилях хоомей и каргыраа, а по-настоящему шаманит перед замершей публикой.
Казахскую группу Ulytau организаторы объявляли очень громко, акцентируя внимание на каждом отдельном участнике, сами же музыканты засмущались от такой пафосной речи и, настроив инструменты, поклонились публике. Проект, название которого переводится как "Великая гора", наполовину состоит из русских и казахов. "Мы хотим посвятить выступление нашему земляку и брату - Баглану Садвакасову, музыканту группы "А-Студио", трагически погибшему на днях", — грустно произнес соло-гитарист и по совместительству музыкальный продюсер группы Максим Кичигин. Группа устроила качественное шоу. Публика принимала группу "на ура", и на музыку с разных концов сада подтягивались все новые слушатели, пробираясь к сцене и принимаясь танцевать. Достаточно банальная идея исполнения в тяжелой обработке классических музыкальных произведений обрела новое неожиданное звучание: сочетание композиций И.С.Баха, Моцарта и А.Вивальди с хард-роковой гитарой Кичигина, тяжелыми басовыми партиями в духе группы Rammstein Евгения Сизова дало роковый, драйвовый и красивый саунд. Но все же особую неповторимость композициям обеспечили виртуозная игра Ержана Алимбетова на традиционной казахской домре и обаятельная скрипачка Нургайта Садвакасова. За время выступления музыканты представили почти все композиции со своего альбома "Jumyr Kylysh". "Спасибо за теплый прием! Удачи, мира и любви!", - растроганно прощался со слушателями Кичигин. Провожала музыкантов публика бурными аплодисментами. "Любое выступление волнительно, так что о впечатлениях можно будет только завтра судить, - с улыбкой признался корреспонденту InterMedia Ержан Алимбетов. - Конечно, не все прошло гладко, были недочеты в музыкальном плане, но мы постарались сделать это незаметным, а вот аппаратура тут очень понравилась, здорово!" Для Ulytau выступление на закрытии "Острова света" было дебютом в Москве, через месяц музыканты планируют переезжать в столицу России, где продолжат работать с компанией "Империя музыки".
Пока сцену готовили к выходу последних участников мероприятия, заскучавшие зрители бродили по площадке и усиленно потребляли алкоголь. Среди гостей мероприятия был и Алексей Кортнев. "Меня сюда Дмитрий Хоронько пригласил, - рассказывал Алексей. - Мне нравится творчество Ришара Бона, но вот вживую ни разу не получалось его послушать. А вот Ulytay отлично рубят! Хотя, на мой вкус, и заунывны, как и любая тяжелая музыка".
Появление на сцене сада Эрмитаж героев вечера — Ришара Бона и его группы — ознаменовалось криками и радостным визгом публики. Ришар вышел в отличном настроении, улыбаясь залу и начал свое выступление с медленной и тихой баллады "Balakatun". Раскачиваясь в белом балахоне под разноцветными прожекторами, Ришар словно гипнотизировал публику, зачарованно эхом повторявшую слова песни. "Пасиба", - по-русски произнес музыкант по окончании композиции. "Вот видите, мой русский уже лучше! Я очень люблю Москву и безумно рад, что сегодня мы здесь все вместе. Посмотрите, как тут красиво!" Бона легко шел на контакт с публикой, чувствуя ее настроение, шутил и смеялся, рассказывал истории, улыбался, вскидывая руки к лицу и вставлял в композиции проигрыши из старых русских песен в духе "Чижика-Пыжика" и тут же легко и непринужденно играл джазовыми стилями от мейнстрима до джаз-рока. В течение его выступления тяжело было различить, где заканчивается одна композиция и начинается другая, где смешливая пародия переходит в трагическую балладу, где фраза и история из жизни перетекает в философскую мысль, облаченную в песню. "Когда мы вчера прилетели в Москву, шел дождь, - рассказывал Бона. - Все заволновались, как же мы будем выступать?! Но я их успокоил… а потом воспользовался своей магией вуду и… смотрите! Сегодня отличная погода!" На хохот публики, исполнитель со смехом пригрозил, что если москвичи потеряют то солнечное настроение, что он им привез, в столице опять пойдет дождь. Продолжили выступление композиции "Bissoraba", "Kibu" и "Kalabankoro". В середине своего выступления мастер джаза взялся представлять участников группы и рассказывать, кто откуда родом, ведь коллектив у него поистине интернациональный. "Наш Этьен Стадвик, клавишник, из Голландии. Я люблю Голландию…", - хитро улыбался харизматичный Ришар, пока первые ряды давились от хохота. "А барабанщик Эрнесто Симпсон с Кубы… Кубу я тоже люблю!…". Когда же были представлены все участники, Бона заулыбался шире обычного: "Ну а сам я, естественно, из Москвы! И зовут меня, на самом деле, Рома Бананов!" "На самом деле, нам не мешает, что все мы из разных стран, - позже рассказал корреспонденту InterMedia барабанщик Эрнесто Симпсон. - Это может прозвучать банально, но музыка настолько универсальный язык, что ты легко понимаешь человека, понимаешь его чувства, его мысли…это очень помогает и в целом замечательное ощущение!" К тому моменту, когда концерт подходил к своему логическому завершению, создавалось впечатление, что зрители смогут так же подпевать и танцевать еще много часов. Ришар просил отдельно подпевать ему женщин и мужчин, раскладывал голоса и менял текст композиции в зависимости от ситуации. Уходила со сцены группа под громовые аплодисменты, публика никак не хотела отпускать музыкантов.
Екатерина Зуйкова, InterMedia