Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

10.12.2016
09.12.2016
08.12.2016
07.12.2016

"НЕВИДИМЫЕ ВОЛНЫ": СОЧУВСТВИЕ К ГОСПОЖЕ МЕСТЬ

01.07.06 18:47 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"НЕВИДИМЫЕ ВОЛНЫ": СОЧУВСТВИЕ К ГОСПОЖЕ МЕСТЬ

Показ фильма "Невидимые волны" (Invisible Waves, Таиланд-Нидерланды-Гонконг-Южная Корея, 2006, режиссер - Пен-Эк Ратанаруанг, в ролях - Асано Таданобу, Эрик Цан, Ган Хю Ен, Мицуси Кен, Мария Кордеро) в рамках программы "Азиатский экстрим" ХХVIII ММКФ прошел в кинотеатре "Октябрь" 30 июня.
Продолжение невеселых приключений японца КЈдзи Хамамура, начатых в предыдущем фильме тайского режиссера Пен-Эка Ратанаруанга "Последняя жизнь во Вселенной".
Гонконг, наши дни. Владелец японской забегаловки Вивата узнает, что его жена Сейко изменяет ему с его подчиненным, поваром КЈдзи Хамамура. Он придумывает оригинальную месть: нанимает своего соперника, чтобы отправить неверную жену на тот свет. Растерянный КЈдзи готовит для любовницы отличный ужин, после чего женщина умирает в страшных конвульсиях. Вивата отправляет новоявленного убийцу в так называемый отпуск; испытующий острое чувство вины КЈдзи отправляется на корабль, идущий в Таиланд. На борту он сразу попадает в форменную полосу неудач: сражается со сломанным душем, а после и вовсе оказывается заперт в своей каюте кем-то неизвестным. Приветом из кинговского "Сияния" на стене его номера пламенеет зловещее слово "Redrum" ("убийство" наоборот), а таинственная красавица по имени Ной все чаще и чаще встречается ему на палубе. В Таиланде все становится еще хуже. КЈдзи оказывается избит и ограблен. Когда он выходит на человека Виваты по прозвищу Ящерица, то понимает, что вокруг него затягивается смертельный узел.
Эта медленная, неторопливая лента обладает холодной, возвышенной красотой - во многом благодаря операторской работе Кристофера Дойла ("Герой", "Любовное настроение", "2046"). Это как раз тот редкий случай, когда саспенс постепенно перетекает в транс, не отпускающий зрителя вплоть до невероятно пронзительного финала. Сцены, в которых опустошенный КЈдзи движется по улицам Гонконга или бродит в пустынных коридорах корабля с ироничным названием "Universal" под медитативную музыку тихого отчаяния превращают несколько абсурдный в плане деталей сюжет в гипнотическую сагу о том, как невидимые волны, метафорически поглотившие главного героя, рано или поздно становятся реальными.
Как это нередко случается в азиатском кинематографе, это история про месть. Вернее, про две мести. Однако вопреки канонам жанра мы не имеем дело с привычной схемой развития событий. Оригинальность этой истории заключается в том, что когда в кадре появляется мужчина с пистолетом, приставляющий оружие к виску другого, вместо того, чтобы вышибать друг другу мозги, эти странные работники общепита начинают варить суп и сравнивать вкусовые ощущения. Это показательный момент того, как в чистое огненное желание отомстить входит простая жизнь, против которой никакие приемы уже не действуют. Так вместо финального катарсиса зрителя поджидает щемящая меланхолия с удивительно стойким послевкусием невыносимой потерянности.
Анастасия Белокурова, InterMedia