Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

04.12.2016
03.12.2016
02.12.2016
01.12.2016

"ЛЕД И ПЛАМЕНЬ": НАУКА СТРАСТИ НЕЖНОЙ

26.06.06 18:52 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"ЛЕД И ПЛАМЕНЬ": НАУКА СТРАСТИ НЕЖНОЙ

Пресс-показ мелодрамы "Лед и пламень" (La fiamma sul ghiaccio, Италия, 2005, режиссер — Умберто Марино, в ролях — Рауль Бова, Донателла Финоккьяро, Массимилиано Джусти, Паоло Калабрези, Симона Нази) прошел в рамках конкурсной программы XXVIII ММКФ в кинотеатре "Октябрь" 25 июня.
Катерина (Донателла Финоккьяро) встречает в приемном покое городской больницы необыкновенно красивого, но очень странного мужчину, которого все называют "профессор Фабрицио" (Рауль Бова). В отличие от бездомной, неприкаянной, почти блаженной Катерины, Фабрицио принадлежит к высшим слоям общества. Но психическая болезнь неудержимо тянет их друг к другу. Однако и в недуге, как и в социальном происхождении, они противоположны, как лед и пламень — Катерина наивна как ребенок и гиперэмоциональна, а Фабрицио страдает редкой формой аутизма — синдромом Аспергера. Он не может нормально общаться, но главное — не в состоянии испытывать каких-либо чувств. Медицина не в силах помочь ему, богатые родственники стремятся упрятать больного подальше от Катерины. И тогда женщина похищает возлюбленного - в надежде, что паломничество к монастырю с чудотворной статуей Мадонны пробудит в Фабрицио способность любить.
Глубоко аллегоричная кинолента Умберто Марино, казалось бы, вполне укладывается в столь характерную для современного европейского "серьезного" кино тенденцию снимать фильмы о людях-"овощах", в данном случае — уже в прямом смысле этого слова. Однако назвать "Лед и пламень" типичной фестивальной продукцией не поворачивается язык. Марино возвращает итальянскому кино почти былую мощь и, уж во всяком случае, достойный профессиональный уровень. Эпические съемки умело сочетают долгие и томительные крупные планы с совершенно головокружительными, расплывающимися как в каком-то мороке проходами. Фильм обильно украшен жутковатыми рисованными видениями Фабрицио, оснащен богатейшим саундтреком — музыка звучит практически постоянно, и за кадром (в основном англоязычная), и в кадре (итальянская). Очень хороши актерские работы — Рауль Бова много общался перед съемками с человеком, страдающим синдромом Аспергера, и строил свою работу на реальных личных впечатлениях. А вот оглядываться на Дастина Хоффмана, говорит Рауль, ему было совсем не интересно. Донателла Финоккьяро, противоположная по характеру Раулю не только по роли, но и в жизни, по мнению Марино, вполне может стать в один ряд с итальянскими кинодивами прошлого — и не исключено, что режиссер прав. Удивительно, но это даже не копродукция, что большая редкость в современной Европе. Радует отсутствие в картине псевдофилософских, назидательных банальностей, хотя, конечно, это исключительно образный кинематограф. Умберто Марино называет своим любимым режиссером Параджанова и полагает глубоко символичным участие картины в конкурсе ММКФ. Надо сказать, российскими кинокритиками фильм был принят очень хорошо и, судя по всему, не останется у нас незамеченным.
Борис Гришин, InterMedia