Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

04.12.2016
03.12.2016
02.12.2016

"КЛЯТВА": ВОСПОМИНАНИЕ О БУДУЩЕМ

26.06.06 17:05 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"КЛЯТВА": ВОСПОМИНАНИЕ О БУДУЩЕМ

Пресс-показ исторической драмы "Клятва" (Wu ji, Китай-Гонконг-Япония-Южная Корея, режиссер - Чен Кайге, в основных ролях - Чжан Дон Кун, Чен Хонг, Хироюки Санада, Сесилия Чен, Николас Цзе) в рамках ХХVIII ММКФ прошел в кинотеатре "Октябрь" 23 июня.
В стародавние времена, когда выражение "потерять голову" очень часто приобретало буквальный смысл, а честь, долг и субординация являлись не бюрократическими клише, а стержнем каждого осознанного поступка, произошла эта история любви, ненависти, мести, борьбы за власть, разыгранная в тщательно раскрашенной красно-синей цветовой гамме. Впрочем, сам Чен Кайге считает, что место действия "Клятвы" можно определить как "через 3.000 лет, где-то в Азии". Его право. Прославившийся совершенно другими фильмами, подобными квазинеореалистической "Желтой земле", амбициозный, уверенный в себе китаец сознательно делает проект, призванный открыть новое слово в стиле wuxia-pian (кино о боевых искусствах, нечто вроде киноромана "плаща и шпаги", своеобразный азиатский аналог похождений героев Жана Маре). Уже само название "Клятва" однозначно намекает на некое присутствие имперского "большого стиля". К величайшему сожалению всех почитателей подобного канонического контекста следует отметить: у Чена получилось не совсем то, что нужно.
Ход размышлений Чена Кайге, судя по всему, был следующим. Раз Чжан Имоу, его младший товарищ по "пятому поколению" китайского диссидентского цеха, добился заслуженного успеха благодаря "Герою" и "Дому летающих кинжалов", то, предварительно вложив еще большие деньги ("Клятву" позиционируют как самый дорогой китайский фильм последнего времени — бюджет фильма составил почти $42 млн.), этот результат легко превзойти. Надо ли объяснять, что это не так? Весь драматизм несомненно великих "усяпянов" Чжана Имоу достигнут за счет столкновения характеров, биографий, судеб. Запутанные линии жизни его героев были близки и понятны каждому неочерствевшему человеку. В "Клятве" (при всех прочих достоинствах картины; в сравнении с подавляющим большинством фильмов, которыми заполнена конкурсная программа ММКФ, картина Кайге запросто может показаться шедевром) эти линии чуть более выпрямлены, более сглажены, сделаны однозначными. В итоге весь карточный домик, на который поначалу невозможно смотреть без трепетного интереса, разрушается аккурат на сороковой минуте. Неинтересны сами герои, не вызывает малейшего чувства сопричастности история раба-бунтаря Кунлуна (Чжан Дон Кун), и, по большому счету, во всем этом цветном калейдоскопе можно обнаружить лишь одного достойного персонажа - трогательного в своей злобности северного князя Вухана, великолепно сыгранного набирающем обороты гонконгским актером Николасом Цзе. Если вспомнить "мастера заговора", отрицательного персонажа культового корейского фильма "Old Boy", то сразу станет понятно, какой типаж имеется в виду. Увы, его присутствие в ленте сведено к необходимому минимуму.
Будем, однако, смотреть на жизнь с оптимизмом. Радует уже то, что устроителями ММКФ для открытия фестиваля выбрано именно это кино, а не очередное творение Озона, Ханеке или лишенный хоть какого-то минимального классового подхода шедевр братьев Дарденн. "Усяпян" - отличный жанр мирового кино, он не нуждается в дополнительной рекламе, а то, что у Чена Кайге не получилось так, как у Чжана Имоу, по большому счету, - его личное дело. Разве что за одним маленьким исключением: дорога, вымощенная желтыми кирпичами благих намерений, легко может привести в такую страну Оз, откуда не вернется уже никто.
Борис Белокуров, InterMedia