Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

06.12.2016

ЕГОР ДРУЖИНИН ДО СИХ ПОР НЕ МОЖЕТ ПРОСТИТЬ ИНГЕ ИЛЬМ ЕЕ СИМПАТИИ К ГОГИ ЗАМБАХИДЗЕ

08.02.06 16:49 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
ЕГОР ДРУЖИНИН ДО СИХ ПОР НЕ МОЖЕТ ПРОСТИТЬ ИНГЕ ИЛЬМ ЕЕ СИМПАТИИ К ГОГИ ЗАМБАХИДЗЕ

Пресс-конференция Инги Ильм, Дмитрия Баркова, Егора Дружинина и Владимира Аленикова, посвященная выходу коллекционного DVD-издания фильмов "Приключения Петрова и Васечкина" и "Каникулы Петрова и Васечкина", прошла в магазине "Союз" на Страстном бульваре 7 февраля.
"Для нас всех сегодня совершенно поразительный момент, - сказал Владимир Алеников во вступительном слове. - Думали ли мы двадцать лет назад, что когда-нибудь сцены, беспощадно вырезанные цензурой, будут снова вставлены? Думали ли мы, что двадцать лет спустя будем отвечать здесь на ваши вопросы?" Режиссер решил не затягивать вступление, чтобы оставить больше времени на пресс-конференцию, и представил "своих любимых артистов: Маша Старцева — Инга Ильм, рядом с ней Петров — Дмитрий Барков, и Васечкин — Егор Дружинин". Многочисленные замерзшие журналисты, заполнившие помещение интернет-кафе, сначала смущенно молчали, однако эта дежурная заминка явно не вызывала неловкости у участников — настолько благожелательной и почти домашней была атмосфера. "Ну вот и хорошо, славно посидели!" - с веселой улыбкой под дружный смех собравшихся подытожила паузу Инга.
Отвечая на последовавшие вопросы, Владимир Алеников рассказал о задуманном продолжении культовых похождений Маши, Петрова и Васечкина: "Но пока это только проект. Все зависит от финансирования, тем более мы задумали не самый дешевый вариант — это будет мюзикл. Есть и сюжет, но он в секрете. Единственное, что можно сказать, — все трое главных героев в нем участвуют. Условное название — "Петров и Васечкин 20 лет спустя", и это будут их новые, сегодняшнего дня приключения". Планируется, что музыку к фильму опять напишет Татьяна Островская, проживающая ныне, как и Алеников, в США. Рассказывая о преимуществах нового издания, режиссер заметил, что картины уже многократно выходили на разных носителях и в разной редакции, "но здесь впервые восстановлены вырезанные цензурой сцены, имеется целый фильм о том, как они все трое когда-то попали в кино, с кадрами кинопроб, впервые вся история персонажей до того, как их сыграли наши артисты". В DVD вошел также фильм об истории создания культовых кинолент с подробными рассказами режиссера и участников съемок. "В свое время эти ленты легли на полку с грифом "хранить вечно", и два года шла борьба за их выход на экран. И вот 20 лет спустя можно увидеть их целиком". "Такими мы их и сами еще не видели", - добавил Дмитрий Барков, до этого с лукавой улыбкой созерцавший собравшихся журналистов и галантно наливавший Инге Ильм воду в стаканчик. "Но мы помним!" - подхватил Егор, имея в виду съемки эпизодов, не вошедших в советскую версию картины, после чего все четверо принялись со смехом и спорами эти эпизоды вспоминать. Остановившись подробнее на цензуре, Владимир Алеников привел несколько вопиющих примеров: "Ты за Солнце или за Луну?" - спрашивает в одном из эпизодов Васечкин Петрова. "За Луну", - отвечает Петров. "А я — за Советскую страну!" - вставляет тут же Васечкин. "Вот слова "советскую" вы там не услышите, - рассказал режиссер, - оно там забито звонком и топотом ног. Ибо что за странный намек — луну, страну? Не проходило". "А в другой сцене, где Васечкин говорит: "В душе я активист и красный следопыт" потребовали заменить слово "красный" на "даже", - продолжил тему зверств коммунистической цензуры Егор Дружинин.
Журналисты также поинтересовались, не возникало ли желания у кого-то из исполнителей во время съемок покинуть проект. "Вы немножко не понимаете, - ответил Егор, - тогда вопрос так не стоял. Нам говорили: хочешь ли ты, мальчик, сниматься в кино?.." "…Или учиться в школе?!" - под общий смех закончила фразу Ильм. Отвечая на вопрос о любимых сценах фильма, исполнители главных ролей особо отметили эпизод дуэли, где Маша в белом платье умирает с кровавой раной на груди. "Да, это было самое клевое…" - заметила Инга. Дмитрию запомнилось, как он ходил в усах и гусарском костюме по магазинам. Вопрос о полученных в детстве гонорарах не вызвал затруднений лишь у Ильм: "Постановочные — 300 рублей!" "Так ты и тогда этим интересовалась?" - удивился Егор. "Я — всегда этим интересовалась!" - парировала актриса. Рассказывая о пробах, Владимир Алеников вспомнил, как дал почитать сценарий первой новеллы десятилетней Инге. "Я думаю, это история о любви. Но поскольку они еще маленькие, то, наверное, это должно быть смешно", - решила будущая звезда. Отвечая на вопрос о конфликтах на съемочной площадке, Егор Дружинин говорит, что у всех снимавшихся детей были обычные школьные отношения, сплетенные из дружбы, ссор, соперничества, ревности. "Помню, у нас был такой мальчик очень спортивный, Гоги Замбахидзе. Меня напрягало, что на него обращают порой больше внимания…" - поделился воспоминаниями Егор. "Да он мне до сих пор этого Гоги простить не может! - заметила Инга. - Ну нравился мне Гоги!" В завершение весьма продолжительной пресс-конференции журналисты поинтересовались, чем теперь занимаются участники фильма. "Первым слово предоставляется Егору Дружинину!" - объявил Барков. "Я хореограф. Ставлю движение тем, кому это требуется…" - начал свой рассказ Егор. Но больше всего его увлекает работа в мюзиклах, ради чего он готов бросить любое телевизионное шоу. В последнее время, как сообщил Дружинин, у него появились несколько проектов в классическом балете, "очень интересно ставить номера для выпускниц Московской хореографической академии". Дмитрий Барков окончил экономическое отделение театрального училища, ушел в бизнес, но ради продолжения "Петрова и Васечкина" готов вернуться в кино. Инга Ильм долгое время работала в театре, сыграла около 18 ведущих ролей. Не так давно из профессии ушла, жила в Америке, актерской работой не интересуется — безусловное исключение составит только участие в продолжении "Петрова и Васечкина". В настоящее время Инга возглавляет "небольшой издательский дом, три журнала у меня". Преподает журналистику. Что ж, советская отличница стала преуспевающей глянцевой журналисткой — типичная судьба пионеров 80-х годов. Эх, Маша! Ладно-ладно…
Борис Гришин, InterMedia