Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

10.12.2016
09.12.2016
08.12.2016

"УТИНЫЙ СУП": ФРИДОНИЯ UBER ALLES

28.01.06 18:53 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"УТИНЫЙ СУП": ФРИДОНИЯ UBER ALLES

"DVD-магия". Релиз состоялся в ноябре.
(Duck Soup, США, 1933, режиссер - Лео Маккери, в ролях Граучо, Чико, Харпо и Зеппо Марксы, Маргарет Дюмон.)
Когда Руфус Т.Файерфлай (Граучо) был назначен президентом-дикта¬тором марионеточной Фридонии, "страны смелых и - гип-гип-ура! - сво¬бодных людей", в соседней, столь же марионеточной Сильвании не на шут¬ку перепугались, что деятельный пройдоха вскорости их завоюет. Для контроля над ситуацией власти Сильвании приставляют к Руфусу двух тай¬ных агентов (Чико и Харпо), работающих под прикрытием, но, поскольку это все же не "Двойная рокировка" и не "Город в огне", а фильм братьев Маркс, работают шпионы под прикрытием лоточка с земляными орешками. Вскоре, однако, становится понятно: военных действий, пусть даже они будут вестись при помощи яблок и другой столь же бутафорской ерунды, обеим банановым республикам не избежать.
Рафинированное безумие раннего периода "марксистских" комедий ("Фигурные прянички", "Лошадиные перья") достигло в "Утином супе" сво¬его Эвереста и повергло в тягостное недоумение и зрителей, и продюсе¬ров, и прессу. Зрители единодушно проголосовали своими кошельками "против" подобного зрелища. В результате студия Paramount не захоте¬ла возобновлять с контракт с великолепной четверкой (пятый брат, Миль¬тон, он же Туммо, в кино не снимался). Брательников приютил под свое крылышко Ирвинг Тальберг, глава MGM, и в дальнейшем Марксы "под бод¬рое рычание" льва Лео (эмблемы кинокомпании) помогали воссоединиться разлученным влюбленным и вообще воплощали в жизнь несколько более че¬ловечные сюжеты. Степень открытого издевательства над всем и вся, впрочем, при этом оставалась той же, чем бы ни занимались на экране Граучо, Чико и Харпо: выводили на чистую воду нечистых на руку работ¬ников цирковой арены ("В цирке"), осваивали незаселенные территории Дальнего Запада ("Шагай на запад!") или охотились за какими-то совсем уже невозможными сокровищами дома Романовых, спрятанными в коробке из-под сардин ("Счастлив в любви").
Что же касается кинокритиков, то они поспешили увидеть в "Утином супе" очередной антимилитаристский памфлет, банальную сатиру, призван¬ную внушить: любое тоталитарное правление и любая война по природе своей лишены смысла. Такая трактовка, разумеется, есть полная ахинея: бессмысленными с точки зрения гениальных братьев являются любые прояв¬ления человеческой деятельности (в том числе, кстати, и диктатура, и войны, но только как частные случаи творящегося на Земле нездорового хаоса). Снаряды, рвущиеся на передовой, не более нелепы, чем тот факт, что морской котик, имеющий пропускной жетон, может сесть на поезд, а человек, таким жетоном не обладающий, останется на перроне мокнуть под дождиком. Все это подается тоном агрессивного осмеяния, заставляющего вспомнить известную формулировку: "Юмор - это способность человека ра¬доваться чужому горю". "Утиный суп" поэтому - не "Великий диктатор", с которым все более или менее ясно, а просто еще одно новое поле для деструкции, на котором возлюбленной говорят: "Я буду танцевать с вами, пока коровы не придут домой. По зрелому размышлению, я предпочел бы танцевать с коровами, пока вы не придете домой", а получение важных правительственных телеграмм обыгрывается, например, так: "Что это с ним? - Он злится, что читать не умеет!" Чтобы окончательно добить обывателя, в одной из кульминационных сцен из конуры возле вытатуированного на груди Харпо дачного домика высовывает голову живая собака. Ко¬роче говоря, бойтесь стереотипов!
Понимание всей ценности подобной эстетики пришло уже позже, и бе¬зумные братья были любимыми героями лучших теоретиков контркультуры в те смутные дни, когда над Европой бушевал 68-й год. Впрочем, и во времена "Утиного супа" находились светлые умы. И здесь не может пора¬зить последовательная позиция актрисы Маргарет Дюмон, постоянной участницы всех марксовских фантасмагорий. Обычно эта капитальная дама играла вдовушек из светского общества, за которыми не прочь приударить усатый брюзга Граучо. Дородная леди настолько вошла во вкус культиви¬руемой братьями героики глумления, что на все предложения сняться где-либо еще отвечала решительным отказом: "Это же несерьезно! Вот братья Маркс - это да!" Лишь смена эпох показала, насколько права была старушка Маргарет.
Борис Белокуров, InterMedia