Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

06.12.2016

АРТЕМИЙ ТРОИЦКИЙ

20.12.05 17:30 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
АРТЕМИЙ ТРОИЦКИЙ

(ОБ ИНТЕРНЕТЕ)
"В общем и целом, я большой гигантский теоретический поклонник интернета. Я считаю, что интернет — это за…бись. Если бы не было интернета, то жизнь на сегодняшнем витке развития цивилизации была бы беспросветной. Проблема только в том, что при моей великой любви к нему практически его я почти никак не использую: на 95% Интернет связан для меня с выходом в электронную почту".
(О ЧЕ ГЕВАРЕ)
"Я, кстати, ездил на его похороны в 1997 году. Мы с отцом летали на Кубу, сначала в Гавану, потом на сами похороны в Санта-Клару. То есть это серьезная история для меня".
(О ПРОВОДИМОМ ИМ КОНКУРСЕ "КОГДА ТВОЯ ДЕВУШКА МЕРТВА")
"Результаты меня не обрадовали, хотя в конце концов собралось порядка двух с половиной десятков более-менее приличных песен. Но выдающегося ничего не было. Потом я столкнулся с тем, что, если раньше сразу несколько фирм грамзаписи проявляло к изданию сборника большой интерес — сенсационный проект, яркая маркетинговая история, - но затем, по мере завинчивания гаек, особенно после Беслана и последовавшей административной реакции на него, все фирмы разом утратили интерес к этому делу, а выпускать диск на собственные деньги мне бы не очень хотелось".
(О ЗАПАДНОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ ПРЕССЕ)
"Для меня западная музыкальная пресса давным-давно не является авторитетом ни в малейшей степени. Я очень хорошо знаю реальные качества тамошних авторов".
(О РАДИОПРОГРАММЕ БОРИСА ГРЕБЕНЩИКОВА)
"Я ее не слышал, она же идет на каком-то государственном радиоканале. Я даже не знаю, где такое ловится. В принципе, зная Борин музыкальный вкус, предполагаю, что программа должна быть симпатичной. Хорошо, что она пошла. Если бы все рокеры сделали по своей радиопрограмме, было бы очень мило".
(О ЖЕЛТОЙ ПРЕССЕ)
"Я желтую прессу не читаю вообще. Знаю, что есть какие-то газеты "Жизнь", "Экспресс-газета"… Когда я работал в "Плейбое", я из любопытства прочел несколько номеров самой популярной у нас на то время порногазетенки "СПИД-инфо", но это было лет десять тому назад. В моем представлении желтая пресса — это газета "Комсомольская правда". Поскольку я часто летаю на самолетах, где эту газету раздают, я ее читаю регулярно. Это даже не желтая пресса, это хуже. Это пресса цвета протухшего говна. С одной стороны, вся эта желтизна с какими-то там инопланетянами и двухголовыми младенцами, с другой — густопутинская госпропаганда. "Комсомольская правда" - это, конечно, мрак полный. Думаю, что газета "Жизнь" гораздо лучше "Комсомольской правды" хотя бы потому, что там политики нет. А распространено это просто потому, что у нас самая читающая страна в мире. Глянцевая пресса не всем по карману, качественные издания не всем по душе, а желтая пресса позволяет скоротать время, не нанося при этом серьезного удара по бюджету. А вообще я отношусь к ней спокойно, потому что никак не соприкасаюсь. После того как "Экспресс-газета" взяла у меня интервью и чудовищно переврала ответы, я взял за правило с желтой прессой не общаться".
(О СВОЕЙ ТЕЛЕКАРЬЕРЕ)
"Признаки жизни" возникли не по моей инициативе. Я вообще нетелевизионный человек, отношусь к этому равнодушно, на экран не лезу. Телевидение имеет для меня лично единственный глубоко положительный аспект — большие деньги. Если ты в этом деле участвуешь, материальное положение возрастает очень заметно. "Признаки жизни" возникли из-за того, что мой приятель Тиньков хотел что-то связанное со мной спонсировать, канал Ren-TV хотел меня показывать, а мой приятель, продюсер Леня Загальский был рад все эти концы соединить. Исчезла эта программа за то, что на канал подали в суд по поводу пропаганды в программее наркотиков. У нас там было собеседование с отроком Децлом и священником Охлобыстиным, и никто из нас троих должного отпора наркотикам не дал — более того, рассуждали о них вполне себе позитивненько. В результате у телекомпании были неприятности вплоть до штрафа. С другой стороны, неприятно из друзей выжимать деньги — это всегда сказывается на человеческих отношениях. Я сказал Тинькову, что лучше нам остаться друзьями, а не взаимно раздраженными финансовыми партнерами. С третьей стороны, я чувствовал себя в программе не в своей тарелке. Современное телевидение безумно усложнилось и стало гораздо менее милым и человечным, чем было раньше. Скажем, "Кафе Обломов" делалось командой из четырех человек, не считая операторов, и имело бюджет, по-моему $2.000. Чувствовали мы там себя максимально комфортно и вольготно. Мне нравится, когда я несу ответственность за продукт, который создаю. "Кафе Обломов" было милым кустарным производством, где мы делали то, что хотели, вплоть до того, что когда я хотел познакомиться с красивыми тетками, я приглашал их в программу. В программе "Признаки жизни" инфраструктура была гиперусложнена — генеральный продюсер, исполнительный продюсер, шеф-редактор, несколько просто редакторов, корреспонденты. Некоторых членов команды я едва знал, а на экране видел в некоторых случаях то, что вызывало сильнейшее недоумение. Продукт был отчужден от меня. Оказалось, что сейчас все телевидение функционирует с гиперраздутыми штатами и массой архитектурных излишеств. Меня периодически приглашают вести какие-то программы. Я, естественно, отказываюсь, потому что могу говорить только сам за себя — я не в состоянии озвучивать чужие тексты или вести какие-то идиотские ток-шоу. Ни за какие деньги не буду жрать говно. Зато все время приглашают на всякие шоу, и процентов 20-25 этих предложений я со спокойной душой принимаю и, таким образом, имею возможность время от времени высказываться публично".