Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

09.12.2016
08.12.2016
07.12.2016

"ПРЕДАННЫЙ САДОВНИК": НЕПРАВИЛЬНЫЕ ПЧЕЛЫ И ИХ НЕПРАВИЛЬНЫЙ МЕД

19.12.05 13:59 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"ПРЕДАННЫЙ САДОВНИК": НЕПРАВИЛЬНЫЕ ПЧЕЛЫ И ИХ НЕПРАВИЛЬНЫЙ МЕД

Пресс-показ современного политического детектива "Преданный садовник" (The Constant Gardener, США, режиссер - Фернанду Мейреллиш, в ролях - Ральф Файнс, Рейчел Вайс, Питер Постлуэйт) прошел в кинотеатре "Ролан" 15 декабря.
Когда Тесса (Вайс), жена спокойно отрабатывающего свои законные фунты стерлингов британского дипломата Джастина Куэйла (Файнс), поняла, что всемирная фармакологическая мафия в лице зловещей компании Three Bees несет реальную смерть странам третьего мира, ей не поверил никто. Включая и горячо любимого мужа. Ей оставалось лишь в одиночку проводить собственное расследование, по крупицам составлять единственно правильный паззл из недостающих информационных звеньев и - как итог - встретить собственным сердцем пулю в глуши африканской саванны. Только после этого мистер Куэйл нашел в себе силы прекратить вглядываться в жизнь широко закрытыми глазами. Концовку произведения смело можно назвать "хэппи-эндом": в том же самом кенийском заповеднике сэр Джастин смог разделить с возлюбленной ее смерть. История Джастина и Тессы рассказана в сравнительно недавнем романе Джона Ле Карре "Верный садовник" (2001, русский вариант перевода названия выглядит убедительнее).
Теперь посмотрим, что в этом контексте предлагают нам заокеанские кинематографисты. Пункт А. Вместо Джастина, седеющего английского аристократа, джентльмена до мозга костей в самом лучшем, самом верном понимании этого слова, мы наблюдаем молодящегося голливудского очаровашку Ральфа Файнса. Возможно, он и рад бы блеснуть на экране в какой-нибудь экстраординарной ипостаси, да вот беда - упрощенный политкорректный сценарий не в силах предоставить ему такую возможность. Пункт Б. Тессу (а мы помним, что женские образы в произведениях Ле Карре всегда отличались особой, ни с чем не сопоставимой пронзительностью) в кинокартине пытается изобразить Рейчел Вайс, звезда "Врага у ворот" и обеих "Мумий"; здесь стоит отметить, что девица худо-бедно совпадает со своей героиней хотя бы по возрасту, на этом вся виртуозность ее актерской работы, увы, исчерпывается. Не сочтите за издевательство, но гораздо уместнее в роли Тэссы смотрелась бы Ракел Уэлш ("Миллион лет до нашей эры"). Пункт В. Возникает ощущение, что "искрометный триллер с мозгами" (а порой приходится сталкиваться и с таким определением ленты Фернанду Мейреллиша) снят, не побоимся громких определений, за 30 пфеннигов, если не иен (при заявленном бюджете в 15 млн. фунтов стерлингов). Конечно, никто не против малобюджетного кино, но - и это непреложный факт - в таком случае оно должно быть построено на отличных актерских работах. (Каждый, кто видел хотя бы один фильм Джима Джармуша, прекрасно поймет, что имеется в виду.)
В "Преданном садовнике" ничего подобного нет и в помине, зато с лихвой хватает отсутствующей в романе примитивно понятой политкорректности. Никто не был бы против, если бы она не уничтожала драматургию происходящего. Необъяснимым образом новоиспеченный "Садовник" напоминает своим занудством худшие работы печально известного любимца отечественного проката Дамиано Дамиани ("Человек на коленях", "Я боюсь", "Спрут"). Мы помним, что в этих странных кровавых детективах о сицилийской мафии все завершалось так же плохо; помним и то, что вроде бы положительные комиссары полиции из фильмов Дамиани вызывали мало сочувствия, и при всех присутствующих драматических коллизиях зрители - по большому счету - оставались равнодушны к их участи. Крайне интересно, что эта, казалось бы, всеми забытая тенденция возродилась сегодня в "одном из лучших фильмов этого года". (В американском прокате фильм однажды поднялся аж до шестого места, что тоже наводит на невеселые размышления о состоянии современного мира.) К сожалению, кроме дикой ассоциации с "прогрессивным" итальянским кино, ничего, хоть как-то обращающего на себя внимание, в картине нет.
Главная же нивелировка событий состоит в следующем. Основная тема романов Ле Карре (учитывая все разнообразие, всю непредсказуемость сюжетных коллизий) — в этом мире никогда и ничего не будет. Можно сколько угодно рыпаться - финал один, одна грань, одни - и те же самые для всех - рифы, и, кроме нескольких спокойных секунд, дальше все будет крайне неутешительно. И этому веришь, потому что персонажи Ле Карре - живые люди; в мастерстве ретрансляции людской психологии этого автора шпионских романов (к слову, однажды назвавшего Яна Флеминга со всеми его персонажами - радует бескомпромиссность - "проститутками"), можно сравнить разве что с Сомерсетом Моэмом. Куда все девается на экране? Остается надеяться, что отставной английский контрразведчик Дэвид Корнуолл (для массового читателя - Джон Ле Карре) вряд ли потратит два часа из отпущенных ему Временем дней для того, чтобы хоть краем глаза взглянуть на эту картину.
Борис Белокуров, InterMedia