Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

02.12.2016
01.12.2016

"ПЛЮШЕВЫЙ СИНДРОМ": ЛОВИСЬ, РЫБКА, БОЛЬШАЯ И МАЛЕНЬКАЯ

03.11.05 15:37 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"ПЛЮШЕВЫЙ СИНДРОМ": ЛОВИСЬ, РЫБКА, БОЛЬШАЯ И МАЛЕНЬКАЯ

Пресс-показ комедии "Плюшевый синдром" (L’antisote, Франция, 2005, режиссер — Венсан Де Брю, в ролях — Кристиан Клавье, Жак Вийерэ, Аньес Сораль, Тьерри Лермитт) прошел в мультиплексе "Люксор" 2 ноября.
Когда владелец огромной компании Vladis Жан-Ален Марти (Клавье) собирается заключить самую главную сделку в своей блестящей карьере, он сталкивается с неожиданной психологической проблемой: общаясь с людьми, он начинает страшно потеть и путать слова. Психиатр (Лермитт) объясняет Марти, что истоки болезни следует искать в глубоком детстве. Ситуация осложняется тем, что у бизнесмена есть противник — австралийский воротила Брикман, стремящийся перехватить сделку. Поскольку в миру экономических акул принято обозначать операции названиями рыб, Марти объявляет начало операции "Кашалот", мало задумываясь о том, что эти существа принадлежат к семейству китовых. В то же время добросовестный бухгалтер фабрики игрушек, мелкий акционер Vladis Андре Морен (Вийерэ) ежедневно подтверждает прозвище местного Робин Гуда, выступая на собраниях и защищая интересы простых вкладчиков. Страстный любитель биржи и рыбалки, Морен, похожий на плюшевого мишку, держит дома аквариум с бормочущими пираньями, которых зовет поименно, и терпеливо общается с соседкой, совершенно не страдающей от полнейшего отсутствия интеллекта. Случайная встреча промышленного магната и "маленького человека" выявила странную вещь: в присутствии бухгалтера у Марти исчезает потливость и преотлично выговариваются даже самые сложные слова. Теперь он вынужден держать Морена при себе круглые сутки и выяснить, что скрывается за его недугом.
Когда-то французская комедия вошла в нашу жизнь, как символ Франции наравне с Эйфелевой башней, галереей "Лафайет" и Латинским кварталом. Золотые годы для развития этого жанра пришлись на 60-80-е: время, когда были созданы великие комедии Жерара Ури и Эдуара Молинаро, Клода Зиди и Ива Робера. Эпоху Фернанделя, Бурвиля и Луи Де Фюнеса сменяла эра Пьера Ришара и Колюша, развлекательные гэги "Большой прогулки" и "Оскара" уступали место экзистенциальному трагикомизму "Игрушки" и "Беглецов". В 80-е годы французская комедия — это прежде всего "Инспектор-разиня" и "Банзай" Клода Зиди, а также незабываемый и непревзойденный тандем Ришар — Депардье в блестящих фильмах Франсиса Вебера. В 90-е и на рубеже веков комедия во Франции оказалась в жестоком кризисе, разродившись Астериксами, Обеликсами, Пришельцами и прочими порождениями кошмарного сознания современных французских кинематографистов. Лозунг "Догоним и перегоним Америку" и внушительные правительские инвестиции в кинематограф когда-то одной из лучших кинодержав сделали черное дело: душа французской комедии отлетела на небеса. Когда не так давно Вебер привез в Москву новых "Невезучих", подчеркнутая старомодность картины вселила слабую надежду на то, что старую добрую французскую комедию еще рано списывать со счетов. В свою очередь, "Плюшевый синдром" Венсана Де Брю не пытается повторять голливудские кульбиты, и то хорошо. Более того, попытка соединить в противоречивом тандеме Кристиана Клавье и Жака Вийерэ прямо отсылает к все тем же классическим парам Де Фюнеса и Бурвиля, Ришара и Депардье. Но, к сожалению, при всей головокружительной легкости игры актерам не хватает харизматического блеска "взрывных команд" слэпстика: способности так валять дурака, чтобы экран искрился, как в прежние времена. Фильм подчеркнут фирменным "французским" саундтреком, отлично смотрится, не утомляет, а для любителей корпоративных разборок вообще представляет отдельный интерес, но назвать его смешным можно с очень большой натяжкой. В результате в памяти остается не та реальность, в которой промышленные воротилы не знают, что кашалот — это не рыба, маленькие бухгалтеры не имеют представления о том, как звонит мобильник, а говорящие пираньи, опровергающие "весь этот джаз" одним фактом своего существования.
Анастасия Белокурова, InterMedia