Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

04.12.2016
03.12.2016
02.12.2016

"ПЕРВЫЙ ПОСЛЕ БОГА": МОРЕ МОЛЧИТ, ПЕРИСКОП ТОРЧИТ

28.10.05 15:02 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"ПЕРВЫЙ ПОСЛЕ БОГА": МОРЕ МОЛЧИТ, ПЕРИСКОП ТОРЧИТ

Пресс-показ военной мелодрамы "Первый после Бога" (Россия, 2005, режиссер - Василий Чигинский, в ролях - Дмитрий Орлов, Елизавета Боярская, Михаил Гомиашвили, Ирен Бьерклунд, Владимир Гостюхин, Сергей Горобченко, Светлана Лебедева, Виктор Сухоруков, Юрий Степанов, Сергей Рубеко, Нина Русланова) прошел в кинотеатре "Октябрь" 27 октября.
1944 год. С одним катером на базу советских подводных лодок в Финляндии прибывают блокадница Таня (Боярская) и майор НКВД Шарабидзе (Гомиашвили). В первый же день им приходится наблюдать триумфальное возвращение на базу лодки С-113 и чествование ее экипажа во главе с командиром, капитан-лейтенантом Александром Марининым (Орлов). С первого взгляда влюбляется Таня в самоуверенного героя, в то время как Шарабидзе уже начал плести свою зловещую сеть. Ему есть за что зацепится - когда-то Маринин, дворянин по происхождению, отрекся от своей семьи. Но сейчас Александр наслаждается заслуженным отдыхом - пьет, играет в карты, соблазняет местную нордическую красавицу, шведку Анну (Бьерклунд). Когда в бою погибает экипаж друга Маринина, капитана третьего ранга Галиева (Горобченко), командование понимает - только С-113 сможет уничтожить неуязвимый фашистский конвой. И только победа вырвет Маринина из щупальцев Шарабидзе.
Режиссер Василий Чигинский представляет в этом году уже вторую крупную полнометражную ленту, и это вызывало по отношению к фильму определенную настороженность - первую картину Чигинского, "Зеркальные войны", отличал критически низким профессиональным уровнем. Очень не хотелось, чтобы нечто подобное было снято о подводниках времен Великой Отечественной войны, да еще с намеком на Александра Маринеско (к номеру лодки легендарного капитана современные кинематографисты добавили лишнюю единичку). Надежду на лучшее, однако, внушали продюсер Михаил Калатозишвили и приличный актерский состав. К счастью, худшие опасения не оправдались - рассказанная история, несмотря на все неувязки, все же вполне адекватна, диалоги вменяемы, радует актерская игра. Совершенно очевидна искренняя любовь авторов к своим, зачастую неоднозначным, героям, неподделен их интерес к истории советского ВМФ. Сама идея фильма очень интересна, и тем обиднее, что реализовать ее все-таки не удалось. Сценарий представляет из себя некий слабый полуфабрикат, персонажи лишены всякого развития. Множество линий начаты и брошены, ничего не сходится, у актеров просто не хватает материала, чтобы раскрыть роли. А ведь сюжетные решения, и довольно интересные, напрашиваются тут сами собой - надо было лишь нанять крепкого грамотного сценариста для разработки идеи. То, что это не было сделано, в частности и отличает профессиональный уровень советского кино от нынешнего, российского. По антуражу "Первый после Бога" наиболее близок фильму "Торпедоносцы" (1983) Семена Арановича - сравните, насколько там выверена каждая деталь, какая глубина характеров, тонко подчеркнутая неожиданными, остроумными штрихами, как трагически фатально все сходится в одну отчаянную атаку.
Не слишком порадовали в новой ленте и съемки - самое зрелищное, боевые эпизоды, решены слишком суетливо, по касательной. Как-то срезано, поверхностно, уголком что-то промелькнуло, трах-бах - и все. А напряжение? А темпоритм? А катарсис? Зато местами применен дерганый, клиповый монтаж с судорожными "ускорениями". И дело даже не в том, что это совершенно неактуальные, вышедшие в тираж приемы - удручает просто их полная неуместность. Справедливости ради нельзя не отметить и неплохо получившиеся эпизоды - танец Маринина с Анной, прощание невесты Галиева Маши (Лебедева) с чемоданом погибшего жениха, первая, неудачная атака в решающем бою. К удачам картины можно отнести и музыку Дато Евгенидзе, отличающуюся проникновенностью и хорошим вкусом. Хотя под конец и здесь не обошлось без ложки дегтя - финальные титры идут под совершенно безликую песню Сергея Галанина. Любопытно, что офицеры ВМФ, консультировавшие фильм, предлагали взять песню в исполнении Константина Кинчева "Синий предел" - это известная тема композитора Алексея Рыбникова в аранжировке группы "Алиса". Как бы то ни было, Кинчев отличается все-таки прекрасными вокальными данными и реальной звездной харизмой, не говоря уже о яркой мелодике Рыбникова. Впрочем, "Синий предел" смотрелся бы в "Последнем после Бога" как седло на корове. Так что какой фильм - такая и песня. Тут все сошлось.
Борис Гришин, InterMedia