Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

18.11.2017
17.11.2017
16.11.2017

"ЧАРЛИ И ШОКОЛАДНАЯ ФАБРИКА": СЛАДКО, АЖ ЖУТЬ

29.08.05 15:52 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"ЧАРЛИ И ШОКОЛАДНАЯ ФАБРИКА": СЛАДКО, АЖ ЖУТЬ

Премьера фильма 'Чарли и шоколадная фабрика' (Charlie And The Chocolate Factory, США, 2005, режиссер - Тим Бертон, в ролях - Джонни Депп, Фредди Хаймор, Хелена Бонэм Картер, Джеймс Фокс, Кристофер Ли) прошла в кинотеатре 'Пушкинский' 25 августа.
В маленьком индустриальном городке нет ничего примечательного, кроме огромной кондитерской фабрики, таинственным образом выпускающей сладости, несмотря на то, что в течение десятилетий туда не ступала нога человека. А все потому, что шоколадный магнат Вилли Вонка (Депп) уволил всех рабочих из-за досадного факта: на фабрику засылались шпионы с предательской целью похитить гениальные рецепты Вонки и передать секретную информацию конкурентам. Неподалеку в крохотном домишке еле-еле сводит концы с концами семья мальчика Чарли. Ребенок мечтает о шоколаде и чудесах фабрики Вонки (об этом в изобилии его потчует рассказами один из дедушек, бывший рабочий огромной кондитерской, видевший Вилли Вонку собственными глазами), но получает плитку только раз в году - на собственный день рождения. Незатейливая жизнь так и шла бы своим чередом, если бы не удивительная лотерея, неожиданно организованная затворником Вонкой: в пять плиток шоколада были вложены золотые билеты, дающие право пятерым счастливцам в сопровождении родителей провести день на заветной фабрике. По всему миру начинается шоколадный бум. Четыре билета достаются прожорливому ребенку из Германии, капризной крошке-англичанке-аристократке, малолетней чемпионке по жеванию резинки и компьютерному гению без малейших признаков сантиментов. После безуспешной попытки предприимчивых жителей России подделать билет, последняя золотая бумажка, конечно же, попадает к единственному положительному во всей компании мальчику Чарли. Начинается путешествие в необыкновенный мир лакомств и сладковато-страшноватых приключений.
Не столь знаменитая у нас, но оставившая неизгладимый след в сердцах многих англоговорящих обитателей земли, сказка Роалда Даля уже была экранизирована в 1971 году Мелом Стюартом и представляла собой мюзикл, к слову, кинособытием не ставший. Тим Бертон, в детстве любивший Вилли Вонку примерно с той же страстью, что и Винсента Прайса в фильмах британской киностудии Hammer Films, конечно, не мог пройти мимо экранизации детища Даля. И хотя на роль Вонки претендовали Джим Керри, Джек Николсон, Мэрилин Мэнсон и прочие 'властители сердец', Бертон предпочел всем кандидатурам своего любимца Деппа. Актер, по его собственным словам, готовый ради Бертона даже на 'секс с муравьедом', разумеется, согласился. Если в 'Шоколаде', Депп, в сущности, безлико оттенял 'королеву шоколада' Жюльетт Бинош, то в 'Чарли и шоколадной фабрике' он отыгрался за двоих. Бертон любит снимать Деппа в образах на грани безумия и трансвестизма; в случае с Вилли Вонкой этот акцент гипертрофирован до предела, однако никаких откровений в области актерского дарования, к сожалению, не предполагает. Депп играет изящное попурри из прошлых ролей, на что, безусловно, очень приятно смотреть, но не более. Пожалуй, единственным непреложным фактом остается то, что Джонни Депп - единственный из актеров, способный в таком сомнительном с мужской точки зрения виде оставаться привлекательным для женской половины человечества; в данном случае - вызывать волну томления в зале своими неоднозначными репликами.
Для давних поклонников Бертона в фильме есть все атрибуты оригинального режиссерского видения: фирменные технократически-параноидальные титры, роскошная музыка Дэнни Эльфмана, магический, изобретательный видеоряд. Здесь, как и везде ('Планета обезьян' не в счет), фантазия Бертона фонтанирует безудержным блеском: гордо текут бурные шоколадные реки, расцветают кислотными красками съедобные тропические сады, цех дрессированных белок виртуозно щелкает орешки, а прозрачный лифт вылетает сквозь крышу в заснеженные небеса. И все же картине явно не хватает брутальности, черного юмора и особой глубины, благодаря которой фильмы Бертона всегда казались чем-то большим, нежели рядовые готические сказки. Речь идет даже не о мелкотемье. После просмотра невольно возникает ощущение растраты богатого потенциала впустую. Особенно все портит финал - приторнее самого сладчайшего шоколада. Компромисс, на который идет Бертон, усиливая сентиментальную доминанту концовки, с обязательными семейными ценностями, словно списанными с рекламы обязательных утренних хлопьев, явно рассчитан на то, чтобы понравиться и 'вашим' и 'нашим', и вообще попахивает нехорошей правильностью. Если так пойдет дальше, то от Бертона в будущем можно ожидать продукт в жанре 'традиционного семейного кино', что, несомненно, усилит его популярность у среднего класса - но заставит отвернуться от него давних почитателей, ценивших этого режиссера прежде всего за изобретательную бескомпромиссность.
Анастасия Белокурова, InterMedia