Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

08.12.2016
07.12.2016

'ВЕЛИКИЙ РЕЙД': ПОБЕГ ИЗ КУРЯТНИКА

15.08.05 19:02 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
'ВЕЛИКИЙ РЕЙД': ПОБЕГ ИЗ КУРЯТНИКА

Пресс-показ фильма 'Великий рейд' (The Great Raid, США-Австралия, 2005, режиссер - Джон Даль, в ролях - Бенджамин Брэтт, Джеймс Франко, Роберт Маммоне, Конни Нильсен, Джозеф Файнс) прошел в кинотеатре 'Бумеранг' 12 августа.
В апреле 1942 года в Батаане (Филиппины) под натиском императорской армии сдалось в плен 70.000 американских солдат и филиппинских партизан. Для США, чьей армией командовал эвакуировавшийся с Филиппин в Австралию генерал Макартур, это был один из самых тяжелых военных провалов. Как будто желая искупить свою вину перед плененными соотечественниками, большинство которых умерло от болезней или было казнено во время 'Батаанского марша смерти', три года спустя американское командование решается на сумасбродную и в общем-то бесполезную в стратегическом отношении операцию. Под покровом ночи и джунглей отряд рейнджеров под командованием полковника Генри Муччи, бригада 'Скаутов Аламо' и отряд аборигенов-партизан тридцать миль ползком пробираются к лагерю военопленных возле деревушки Кабанатуан. Там в ходе слаженной операции они в несколько приемов освобождают около пятисот плененных американских солдат, которых как раз собирались сжечь потихоньку готовящиеся к капитуляции японцы. Разворошив лагерь и прилегающую военную базу, отправив на тот свет восемь сотен отъявленных японцев и потеряв лишь двоих американцев и двадцать одного филиппинца, объединенный антияпонский отряд выполнил задание, получил одобрение командования и нешуточно поднял боевой дух американцев, показав, что те не забывают пленных.
Героическая до невозможности лента, прославляющая основанную на реальных событиях доблесть американских бойцов, очень полезна для поднятия патриотического духа американцев, но для нашего зрителя сугубо необязательна. Создатели 'Великого рейда' гордо предъявляют все эти факты и цифры в заключительных титрах, как будто оправдываясь за снятую неправдоподобщину. Действительно, поверить в то, что, согласно экранным событиям, в пылу адского (и довольно умело снятого) сражения нападающая сторона отделалась лишь парой десятков убитых, может, кажется, лишь американский школьник, сомневающийся, как все-таки следует правильно произносить: Ирак или Иран. Всплывающие под финальные фанфары сухие цифры, конечно, убеждают в правдоподобии изображенных событий, но при этом и сам бой, который стал вроде как проверкой на прочность 'самых натренированных - и самых необстрелянных', как сказал в фильме полковник, солдат, показан, будто пляжная прогулка. Снайпер снимает часового, отворяются ворота лагеря, взрывается стратегически важный мост, взлетает на воздух склад боеприпасов и горючего, гренадер выносит вражеский танк, пулеметчик косит орды орущих японцев, бравый солдат врукопашную уделывает коменданта лагеря - единственную, кажется, боеспособную единицу японской армии. Дым, затемнение. God bless America.
Всю эту чехарду и своеобразное видение того, что история запечатлела как 'опаснейшую боевую операцию', если честно, вполне можно было бы терпеть при общем недостатке толковых лент на военную тематику. Все окончательно портит ритмика фильма, в котором единственной 15-минутной боевой сцене предшествуют полтора часа размеренных эпизодов, в которых отягощенные бременем ответственности солдаты с напускной серьезностью обсуждают, с правого фланга обходить японцев или с левого. Чтобы как-то разбавить эту тягомотину, в лагере военнопленных все это время от малярии помирает харизматичный майор Гибсон (Файнс), а его возлюбленная (Нильсен) возглавляет филиппинское подполье, снабжает японскими лекарствами американских военнопленных и спасается от тайной полиции. И хотя сюжетная ценность этих сценарных ответвлений близится к нулю по Кельвину, хоть какую-то художественную составляющую они привносят. Основные же претензии вызывает моральная, так сказать, составляющая. 'Великий рейд', казалось бы, не так слащав и помпезен, как 'Спасение рядового Райана' (другое дело, что Спилбергу чисто визуальными средствами удалось изобразить ужасающее месиво войны). С другой, до уровня честности, например, 'Тонкой красной линии' Теренса Малика ему еще далеко. Любопытно меж тем, что некоторые авторитетные американские критики заявляют, что 'Великий рейд' - это, мол, иллюстрация неприкрытых ужасов войны, а не патриотическая дребедень, и в качестве примера последней приводят, прости господи, 'Стелс'. Есть ощущение, что для этих людей лучший ракурс для наблюдения войны - это все еще установленная на бомбе камера с перекрестием прицела.
Игорь Веселов, InterMedia