Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

08.12.2016
07.12.2016

"ТРОПИЧЕСКАЯ ЛИХОРАДКА": МЕТАФИЗИЧЕСКАЯ ПЕСНЬ ДЛЯ ОДИНОКИХ ПАРНЕЙ

23.06.05 14:56 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"ТРОПИЧЕСКАЯ ЛИХОРАДКА": МЕТАФИЗИЧЕСКАЯ ПЕСНЬ ДЛЯ ОДИНОКИХ ПАРНЕЙ

Показ фильма "Тропическая лихорадка" (Sud pralad, Франция-Таиланд-Италия-Германия, 2004, режиссер - Апичатпон Верасетакул, в ролях - Банлоп Ломной, Сакда Каевбуаде, Сиривек Яреончон, Удом Промма) прошел в рамках программы "Азиатский экстрим" ХХVII ММКФ в Федеральном агенстве по культуре и кинематографии 22 июня.
Апичатпон Верасетакул снял очень странное кино. В прологе группа солдат перемещается в джунглях, медленно переговаривается и, видимо, никуда не спешит, а женский голос, звучащий в переносном приемнике, предлагает послушать песню для одиноких парней. Солдат Тон - как раз один из них. Затем действие моментально переносится в город, где Тон общается с крестьянским парнишкой Кеном: они катаются на грузовике, ходят в кино и по кабакам, слушают эстрадные песенки, возят собаку Кена к ветеринару, подолгу проводят время в пещерах, где неторопливо осматривают древние храмы. Между ними возникает любовь, показанная с целомудренной невинностью первых подростковых чувств. Меланхолический текст повествования поначалу вызывает чувство легкого недоумения, затем странно увлекает фотографической точностью кадров. Упорно веришь, что человек по имени Апичатпон Верасетакул, уже засветившийся на фестивале отрывным бурлеском "Приключения Железной Киски", просто не может обмануть ожидания. И не обманывает. Фразы вроде "Я подарил тебе кассету Clash и вместе с ней - свое сердце" или "Я не хочу умирать, не полюбив" гипнотизируют и увлекают внимательного зрителя в странный поток ощущений. Так продолжается около часа. За это время поклонники окончательно прогнившего европейского артхауса поочередно бегут из зала, как крысы с тонущего корабля, очевидно, предполагая, что азиатским экстримом на этот раз станут сцены разнузданной содомии. Но корабль плывет. Расставшись с Кеном, Тон снова оказывается в джунглях, где ему предстоит выследить таинственного человека-тигра, терроризирующего окрестные деревеньки. Голос за кадром рассказывает историю о том, как охотник убил тигра и заключил его душу в кхмерского шамана. Тело было отдано в музей, а душа бродит в темноте в поисках очередной жертвы. С этого момента начинается невообразимое. В течение долгого времени мы наблюдаем, как Тон движется по ночным джунглям, тишину которых периодически нарушает зловещее рычание. Голос за кадром произнесет одну единственную фразу: "Пока душа тигра преследует Тона, он думает об убитом крестьянине", - а в какой-то момент с Тоном вдруг на человеческом языке заговорит обезьяна. Больше не происходит ничего, однако саспенс нагнетается столь мастерски, что только сейчас с пугающей ясностью понимаешь, что настоящего азиатского экстрима до этих пор никто не видел, и им оказались вовсе не сцены насилия, ставшие для многих фирменным знаком. Наступает утро. Внезапно появляется обнаженный татуированный Кен, с которым герой вступает в борьбу и проигрывает. Так же безмолвно Кен исчезает, а доведенный до полнейшего делириума Тон продолжает свою метафизическую гонку. В какой-то момент понимаешь, что этот беззвучный романс джунглей уже звучит в несколько иных, космических областях. Потрясающие по изобразительности сцены обладают абсолютной мистической мощью. Когда же Тон наконец столкнется с тигром лицом к лицу, страннейший и поэтический монолог разорвет тишину и поставит финальную точку в этой удивительной картине.
Медлительное гениальное безумие "Тропической лихорадки" запомнится на всю жизнь не только как экзотический азиатский кинопродукт, но и как многоплановый фильм со множествами аллюзий. Здесь найдется место и для знаковых архетипов, и для особенностей сиамского менталитета, и для философского трипа в бездны человеческой экзистенции. В какой-то степени Апичатпон Верасетакул входит в соприкосновение с Дэвидом Линчем: то же нестандартное мистическое восприятие и множество трактовок происходящего, из которых ни одна не может быть единственно верной. Скорей всего встречи и общения с Кеном не было вовсе - Тон вообще не покидал джунгли, и все происходящее только морок, великий и ужасный. Возможно, что и встреча с тигром - не больше чем метафора, а Тон просто следовал по лабиринтам собственного сознания и столкнулся в конце концов с чем-то запредельным в себе. Это как раз тот самый случай, когда недосказанность лучше любой конкретики, а вопросы, остающиеся без ответа, важнее любых объяснений. Так или иначе, но любой человек, согласный с изобретением братьев Люмьер, обязан выжечь в памяти метафизической вязью сложное имя Апичатпон Верасетакул - не знать о существовании такого станет преступной ошибкой.
Анастасия Белокурова, InterMedia