Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

03.12.2016
02.12.2016
01.12.2016

"АКАДЕМИЯ СМЕРТИ": ОБОРОТНИ В ПОГОНАХ

25.04.05 16:25 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"АКАДЕМИЯ СМЕРТИ": ОБОРОТНИ В ПОГОНАХ

Пресс-показ фильма 'Академия смерти' (Napola, Германия, 2004, режиссер - Деннис Ганзель, в ролях - Макс Римельт, Том Шиллинг, Михаэль Шенк) состоялся в кинотеатре 'Ролан' 22 апреля.
Германия, 1942 год. Будущая элита тысячелетнего рейха куется в специально созданных для этих целей Национально-политических академиях, сокращенно - 'Напола'. В одну из таких кузниц душ сбежал из отчего дома подающий надежды 17-летний боксер Фридрих (Макс Римельт). Дома - болото и отсутствие перспектив, а в рыцарском замке Зонтхофен, где располагается школа, - сливки одаренной молодежи, строгие наставники и дух Гитлера в каждом слове и жесте. Как настоящий бравый ариец, Фридрих рьяно начинает осваивать науку быть первым всегда и во всем. Сострадания и мозгов у Фридриха ровно настолько, чтобы слегка посочувствовать жестоко наказанному преподом-изувером ученику, но не более. Во Фридрихе гораздо больше от прекрасного молодого животного, чем от пылкого неврастенического юноши со взором горящим, каким является сын местного гауляйтера, Альбрехт (Том Шиллинг), с которым Фридрих неожиданно сводит дружбу.
Усомниться в исторической достоверности 'Наполы' повода у зрителя нет: дед режиссера как раз работал инструктором по военной подготовке в одной из таких школ. Нацистские реалии, впрочем, не заслоняют главного - историю взросления и нравственного прозрения голубоглазого и светловолосого арийца Фридриха. На месте эсэсовцев в погонах могли бы быть фанатичные воспитатели какого-нибудь английского колледжа, да кто угодно - любая подобная закрытая система, рассчитанная на взращивание элиты, продюсирует своих уродцев и палачей. В этом отношении 'Напола' явление вовсе не исключительное, а вполне себе типическое. При всем богатстве аналогий среди кинематографического материала, быстрее всего на память приходит фильм австралийца Питера Уира 'Общество мертвых поэтов'. Там тоже была элитная закрытая школа для мальчиков, мятущаяся белая ворона в черной стае, стихи неоцененного дарования и слезы в подушку, железная воля деспота-отца, вступившая в неразрешимое противоречие с устремлениями сына, нравственное прозрение, трагический, но предсказуемый финал и поминальный снег аккурат перед титрами. Но больше всего напоминает, конечно, не сюжетными изгибами, а настроением и атмосферой 'большого прекрасного мира' где-то там, за школьной стеной. Столкновение с внешним миром, однако, по всем канонам классицизма неизменно приводит к трагедии. В 'Наполе' таким столкновением с миром и переломным моментом для юных героев стала ночная карательная экспедиция в близлежащий к замку лес и охота на безоружных русских военнопленных. Буквально - заглянуть в глаза врагу и выпустить обойму в уже поверженного противника.
Видимо, набив руку на проблемах взросления молодежи во время съемок своего предыдущего фильма 'Девочки сверху', Деннис Ганзель обрел способность без лишней помпы и мелодраматичности говорить о непростых вещах. Режиссер промазал лишь раз - в сцене, которая является абсолютной калькой с похожей драматической сцены в, простите, 'Титанике'. Но на это можно закрыть глаза, так как в остальном 'Напола' - удивительно простое, человечное и, что называется, без претензий кино. И то, что Ганзель так корректно обошелся с болезненной для каждого истого германца темой фашистского прошлого своей родины (поговаривают, что, помимо прочего, в Германии жесткое табу на слово vaterland), несомненно делает ему честь.
Екатерина Нежельская, InterMedia