Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

18.11.2017
17.11.2017
16.11.2017

ЖАН ГИЙЮ СЫГРАЛ НА ОРГАНЕ ММДМ "В ТРАВЕ СИДЕЛ КУЗНЕЧИК"

16.03.05 15:31 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
ЖАН ГИЙЮ СЫГРАЛ НА ОРГАНЕ ММДМ "В ТРАВЕ СИДЕЛ КУЗНЕЧИК"

Концерт французского органиста Жана Гийю в рамках Фестиваля органной музыки состоялся 15 марта в Светлановском зале Московского международного Дома музыки. Программа каждого из двух отделений включала один признанный органный шедевр и одно сочинение (или импровизацию) самого исполнителя. В первом отделении прозвучала музыка И.С.Баха и Гийю, во втором - Ференца Листа и импровизации Гийю. Правда, в самом начале концерта слушателей несколько смутила информация ведущего ('за кадром'), который вкрадчиво сообщил: 'Программу первого отделения открывает И.С.Бах, - несколько затянувшаяся пауза способствовала появлению самых фантастических догадок, - Токката, адажио и фуга До мажор'. Все-таки сочинения Баха играл Гийю, и играл даже без нот. До мажорный цикл прозвучал в свободной импровизационной манере с некоторыми темповыми вольностями. Однако в своей трактовке французский органист не перешел допустимых границ - исполнение, скорее, опиралось на соборные импровизации, нежели на романтическую традицию. Чувствовалась, что такая манера привычна для Жана Гийю. Почти мистическое впечатление при исполнении музыки Баха производила подсветка органа. Собственное сочинение Жана Гийю, прозвучавшее в первом отделении, - 'Беседа' ?8 для маримбы и органа в двух частях - 'Воспоминания' и 'Возрождения', написанное в техниках ХХ века, автор исполнял по партитуре. Интонации этой музыки строятся на резкой смене регистровых и тембровых красок (буквально в рамках одной фразы), что создает впечатление, словно орган 'шевелится'. На примере этого сочинения слушатели в очередной раз оценили возможности инструмента Светлановского зала, подходящего и для исполнения музыки ХХ века - сплошные полутона и кластеры не вызывали ощущение мешанины, более того, маримбу, играл на которой Лев Слепнер, было слышно прекрасно. Орган не заглушал ее, напротив, музыканты продемонстрировали хорошее чувство ансамбля. Версия Жана Гийю, прозвучавшая во втором отделении популярной Фантазии и фуги на тему 'B-A-C-H' Ференца Листа, оказалась также ближе к области музыки ХХ века. Вместо драматургических 'волн' было использовано 'монтажное' мышление, вместо порыва порою звучал даже гротеск. В кульминации (и без того мощной) Жану Гийю удалось извлечь из орана звучание литавр. Ну и, наконец, последним номером программы, которого все так долго ждали, прозвучали 'импровизации на заданные темы', среди которых - 'хит' 'В траве сидел кузнечик'. Французский импровизатор быстро прочувствовал эмоциональное содержание начальной двухтактовой попевки этой мелодии. Как оказалось 'ля, ми, ля, ми, ля, соль, соль' является прекрасной темой, подходящей для фугического развития. Увы, импровизация оказалась слегка затянута - около 20 минут 'кузнечика' притомили слушателей. На 'бис' Жан Гийю исполнил 'Шутку' Баха.