Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

07.12.2016
06.12.2016

"ТУРЕЦКИЙ ГАМБИТ": ПАРТИЯ ПЕРЕХОДИТ В ЭНДШПИЛЬ

24.02.05 13:03 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"ТУРЕЦКИЙ ГАМБИТ": ПАРТИЯ ПЕРЕХОДИТ В ЭНДШПИЛЬ

Специальный показ исторического детектива 'Турецкий гамбит' (Россия, 2005, режиссер - Джаник Файзиев, в ролях - Егор Бероев, Ольга Красько, Александр Балуев, Владимир Ильин, Дмитрий Певцов, Алексей Гуськов, Даниэль Ольбрыхский) прошел на киноконцерне 'Мосфильм' 22 февраля.
Русско-турецкая война, 1887 год, Болгария. Молодой титулярный советник, он же сербский волонтер Эраст Петрович Фандорин (Бероев) бежит из турецкого плена, узнает военную тайну противника и, очаровательно заикаясь, спасает от башибузуков взбалмошную барышню Варвару (Красько). Позднее, в ставке русских войск ищет чужого среди своих, летает с барышней на воздушном шаре и морочит головы иностранцам фокусом с переодеванием.
Российским кинематографистам не откажешь в логике. После того, как зрители ознакомились с противоречивым творением Александра Адабашьяна 'Азазель', где юный Эраст только начинал свое победоносное шествие в плену мировых интриг, вполне естественным выглядит то, что на экраны вышла экранизация последующего акунинского романа о приключениях Фандорина - 'Турецкий гамбит'. Это второй российский блокбастер после 'Ночного дозора', также спродюсированный 'Первым каналом' (очередной масштабный проект о популярном герое 'Статский советник' с Олегом Меньшиковым уже ждет своей очереди стартовать в прокате).
Памятуя трагические финальные события фильма 'Азазель', зритель не удивится, обнаружив Эраста Петровича на войне, куда он бежал навстречу пуле-дуре, мучаясь от сердечных ран. Егор Бероев справляется с поставленной задачей отлично. Российский экран давно не видел персонажа столь по-хорошему трогательного, каков получился у Бероева Фандорин. Впрочем, говорить о каких-то актерских неудачах, к счастью, не приходится. Главное в фильме - это, безусловно, известнейшие российские актеры, играющие в приключенческом экшне с абсолютно нескрываемым удовольствием. Гоша Куценко в роли турецкого офицера в силу своей забавности - вообще номер отдельный, но раскрывать его секреты заранее - все равно, что взглянуть на новогодний подарок за день до торжества. То же самое можно сказать и о финальном разоблачении диверсанта - он окажется вовсе не тем, о ком подумают многочисленные любители акунинской прозы.
Однако, несмотря ни на что, в картине отсутствует целостность. Фильм можно сравнить со сшитым наспех лоскутным одеялом, где каждый кусок хорош сам по себе, но в целом полотно представляет собой пеструю мозаичную неразбериху. Особенно неуместными кажутся спецэффекты, без которых по нынешней моде и блокбастер уже не блокбастер. Авторы не пожелали ограничиться компьютерными эффектами в батальных сценах и без чувства меры рассредоточили их по всему фильму (например, размышления Фандорина проиллюстрированы чудовищным по нелепости визуальным воплощением прорыва сквозь пространство и время). А зря. Уделив чуть больше внимания эпичности - главной составляющей авантюрного исторического кино, удалось бы достигнуть куда более успешного результата. А так в погоне за западными аналогами потерялось то самое главное, которое без видимого труда ощущалось лучших в приключенческих лентах прошлого, а именно - возможность настоящего сопереживания и полной идентификации с героями картины на все два часа экранного времени. Несомненно, такие картины, как 'Турецкий гамбит', являются наглядным примером известной поговорки 'фильмы всякие нужны, фильмы всякие важны', - ибо демонстрирует удивительную до недавнего времени жажду того, чтобы 'и у нас было не хуже, чем у них'. И не просто не хуже, а практически так же. Неважно, что оживает на экране современная вампирическая: Москва или русско-турецкие баталии. Пройдет еще лет пять, и на смену 'голливудской истерии' наверняка придет более вменяемая концепция, в которой спецэффект будет исполнять необходимую сюжетную функцию, а не олицетворять собой солидность бюджета выпускаемой продукции. К слову, 'у них' это уже произошло.
Анастасия Белокурова, InterMedia