Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

08.12.2016
07.12.2016

'РАСПУТНИКИ': БЛАГОЧЕСТИВОЕ СЕМЕЙСТВО

14.02.05 18:10 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
'РАСПУТНИКИ': БЛАГОЧЕСТИВОЕ СЕМЕЙСТВО

Премьера фильма 'Распутники' (Pedale Dure, Франция, 2004, режиссер - Габриэль Агийон, в ролях - Жерар Дармон, Мишель Ларок, Дени Боон, Жак Дютрон) состоялась в кинотеатре '35 мм' 10 февраля.
Лоик (Дармон) и Себ (Боон) - не первой свежести и тем не менее не растратившая юношеского задора и пылкости парочка гомосексуалистов, мечтающая обзавестись ребенком. Помочь им в этом нелегком деле должна их еще менее юная подруга Мари (Ларок) и последние достижения в области медицины. Мечты сбываются - Мари оказывается на третьем месяце беременности. В ожидании потомства трио живет припеваючи, однако невесть откуда взявшийся мультимиллионер-натурал Шарль нарушает планы счастливого семейства на безмятежное существование и беспардонно уводит Мари из голубого гнездышка. Для двух геев начинается трагическая пора, всеми правдами и неправдами они пытаются вернуть будущую мамашу их ребенка под свой кров. Но вилла в Малибу улыбается Мари явно больше чопорного буржуазного существования гей-семейки. Оно и понятно - молодость уходит, а миллионеры не каждый день на дороге попадаются.
Бредовая гей-комедия 'Распутники' не оставляет камня на камне от здравого кинематографического смысла. Если на первых порах в фильме еще сохраняется относительная стройность повествования, то уже к середине авторы картины впадают в такой беспросветный и неконтролируемый маразм, что далеко не всякие нервы способны такое выдержать. Действие скукоживается, провисает, но лишь для того, чтобы в конце взорваться ни к селу ни к городу бесконечной сценой диджейской гей-вечеринки, больше напоминающей какой-нибудь берлинский Love Parade. Французский юмор, и так довольно заковыристый по сравнению с тем же общедоступным американским, приобретает совсем уж специфические формы в случае с 'Распутниками'. Беременных мужчин кинематограф знал и раньше, но геи, воображающие себя роженицами и мучающиеся родовыми схватками, - слишком серьезное испытание для неподготовленного зрителя. Голубые начинают и выигрывают, конфликта отцов и детей не будет, а спустя много лет любопытному мальчугану расскажут презабавную историю его появления на свет. Но у любого китча есть предел, за которым это уже и не китч совсем, а самый настоящий треш в своем прямом значении. Первертные радости благочестивого семейства нагоняют смертельную тоску, а литых мужских торсов, обладатели которых радостно отплясывают в неоновом свете под главный гей-гимн всех времен и народов - 'YMCA' Village People, все же недостаточно в фильме, чтобы удержать зрительское внимание на протяжении девяноста минут. Попахивающие латексом и силиконом, в одночасье ставшими доступными солидной части нетрадиционно ориентированного мужского населения, и ретро-настроениями щедро расцвеченных флюоресцентными дискотечными огнями гей-клубов 80-х, 'Распутники' раздираемы внутрисоциальными противоречиями, ибо как раз главные герои лишены какой-либо экзотичности и во внешнем виде, и в поведении. Ни дать ни взять - снобы, выбившиеся из среднего класса и прочно обосновавшиеся на ступеньке повыше. Для пущей благопристойности ребенка им как раз и не хватает, так как этот завершающий аккорд позволит им окончательно почувствовать себя полноценной ячейкой общества. Лучше б уж носили латекс и отрывались на ретро-дискотеках.
Екатерина Нежельская, InterMedia