Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

05.12.2016
04.12.2016
03.12.2016

ИСПАНСКИЙ ИСЛАНДЕЦ АРНАЛДУР АРНАРСОН ПРИВЕЗ РУССКУЮ ЗИМУ

28.01.05 12:48 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
ИСПАНСКИЙ ИСЛАНДЕЦ АРНАЛДУР АРНАРСОН ПРИВЕЗ РУССКУЮ ЗИМУ

Концерт гитариста Арналдура Арнарсона, проходивший в рамках фестиваля 'Радио 'Орфей' представляет:', состоялся 27 января в Рахманиновском зале консерватории. В исполнении исландского гитариста из теплой Барселоны прозвучала 'Музыка Испании и Аргентины' - Луиса де Нарваэса, Фернандо Сора, Исаака Альбениса, Эктора Айялы, Карлоса Гуаставино. За окном, в отличие от того времени, когда проходил фестиваль 'Русская зима', бушевала самая настоящая пурга.
Открыли концерт два произведения известного в XVI веке композитора и исполнителя на виоле Луиса де Нарваэса - 'Песня Императора' и 22 вариации на тему 'Князь светлейший'. Северная сдержанность исполнителя стала заметна сразу. Возможно, 'истинный ариец' Арнарсон пытался отобразить сдержанные эмоции старинной испанской музыки, но для этого ему не хватало некоего звенящего внутреннего стального стержня, темпераментной пульсации, скрываемой за внешней строгостью движений. Звук инструмента у Арнарсона был скорее мягким, мелодия - округлой, а не выточенной южным темпераментом. Еще немного и музыка Нарваэса стала бы лирической, но гитаристу удалось удержать баланс и сохранить строгость. По духу (да и в некоторой степени по музыке) исполнение Арналдура Арнарсона больше напоминало кельтские баллады, нежели горячее фламенко. В принципе, в такой трактовке есть свое обаяние. Технические сложности музыки Луиса де Нарваэса тоже не из разряда 'заметных'. Вообще, Арнарсон не ищет скоростных темпов и 'спортивных запилов'. Он предпочитает произведения в медленных темпах, богатые неожиданными ритмическими поворотами, пассажами, фиоритурами (своеобразными 'неожиданными возгласами' повествовательной мелодии), произведения с развитой системой подголосков. Прочтению такого рода музыки способствует у Арнарсона хорошее чувство мелодии, даже отдельных звуков как маленьких мелодий, каждая из которых живет и желает быть услышана. Исполнитель пропевает каждый звук, слушает голос каждой шестнадцатой, наполняя звучанием даже оборвавшееся стаккато. Сложность исполненной музыки заключалась не в скорости темпа, а в умении услышать. Тем более если учитывать, что медленные темпы на акустической гитаре совсем не выигрышны - звук этого инструмента 'живет' гораздо меньше, нежели звук даже пианино, не говоря о звуке органа или струнных-смычковых инструментов. У Арналдура Арнарсона звучит, будучи прослушанным, даже аккомпанемент. Исполнитель пропевает музыкальные интонации 'про себя' - по его лицу заметна внутренняя артикуляции нЈбом. Звук гитары Арнарсона - культурный, сдержанный и строгий.
Словно монолог, прозвучали 22 вариации на тему 'Князь светлейший' Луиса де Нарваэса. В кратком аккордовом вступлении гитары буквально был воспроизведен звук колоколов - аккорды оказались найдены настолько удачно, что колокольным показался даже тембр. Из этой интонации выросло все остальное построение. Ощущению колокольности способствовала игра красок мажоро-минора. Аналогии с монологом возникли благодаря неторопливому темпу, темповым отклонениям и неожиданным 'всплескам' фиоритур и арпеджио, которые исполнялись при практически неподвижной кисти левой руки. Такое исполнение также напоминало описания повествований скальдов, с их эпическим складом и неожиданными драматичными речевыми оборотами. Одним из основных принципов композитора Фернандо Сора всегда являлось - 'изучить, осветить и довести до совершенства исполнительскую и композиторскую технику'. В исполнении Арналдура Арнарсона прозвучало одно из самых известных его произведений - 'Покой, каприс ор. 50'. Беспокойная токкатная техника в исполнении Арнарсона не воспринималась броской и 'блестящей'. Каприс прозвучал ровно и сдержанно.
Композитор и пианист, ученик Ференца Листа Исаак Альбенис никогда не писал произведений для гитары. Мир услышал их благодаря переложениям Андреса Сеговии. В программу концерта были включены три таких произведения - 'Астурия', 'Гранада', 'Торе бермеха'. Первая пьеса прозвучала повествовательно-эпично. Невзирая на медленный темп, ее музыка имеет очень много технических 'подвохов', что, скорее всего, связано с изначальным ее предназначением для другого инструмента. Исполнение некоторых особенно сложных ходов звучало напряженно на фоне размеренного аккомпанемента и повествовательной мелодии. Все неудачи были забыты при исполнении последней пьесы с ее скорым темпом и ровным моторным ритмом.
Если в первое отделение вошли произведения композиторов XVI-XIX веков, то второе отделение концерта включало музыку композиторов ХХ века. Американская сюита Эктора Айялы состоит из семи частей - 'Прелюдия', 'Шоро' (Бразилия), 'Такирири' (Боливия), 'Гуараниа' (Парагвай), 'Тонада' (Чили), 'Вальс' (Перу), 'Гато и Маламбо' (Аргентина). Все они объединены интонационно-мелодически. Светлая, приятная музыка сюиты более всего напоминала музыку к советским кинофильмам 60-70-х годов. 'Прелюдия' прозвучала как смесь бардовской песни с городским романсом начала ХХ века. Бразильская 'Шоро' с задорным ритмом оказалась излишне европеизирована (даже музыка бразильских сериалов звучит аутентичнее). Та же мелодическая основа - в 'Такирари', - хотя, изредка, здесь поблескивала пентатоника. Чуть больше импровизационности и ритмической свободы проявилось в 'Гуараниа'. В мелодии двух последних частей периодически возникали 'латинские' параллельные терции в мелодии. В целом музыка сюиты создала впечатление 'Латинской Америки глазами европейца'.
Закрывала программу Соната ?2 Карлоса Гуаставино, где также прозвучали общие песенные интонации эпохи (Главная тема первой части очень сильно напомнила музыку 'Случайного вальса' Леонида Утесова, которая звучит на слова 'Я как будто бы снова возле дома родного:'). Исландский гитарист представил на суд публики свое, в любом случае интересное, прочтение музыки Испании - страны, которую он знает не хуже своей родины. Те, кто желал услышать на концерте 27 ноября традиционную темпераментную 'испанщину', напряглись и ушли разочарованными. Остальные получили удовольствие. При выходе с концерта слушатели активно обсуждали: точнее, тренировали дикцию, пытаясь выговорить имя исполнителя.
Мария Зуева, InterMedia