Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

08.12.2016
07.12.2016

ОРГАН ДОМА МУЗЫКИ - ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ

22.12.04 16:15 Раздел: Хроника Рубрика: Хроника
ОРГАН ДОМА МУЗЫКИ - ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ

Открытие нового органа состоялось в Светлановском зале Московского международного Дома музыки 21 декабря. Несмотря на то, что в зале присутствовало много высокопоставленных особ, торжественная часть не затянулась. Филипп Клайс и Каспар фон Глаттер-Гетц по-немецки лаконично поблагодарили всех, кто принял участие в создании короля инструментов, вручив ключи от него президенту ММДМ Владимиру Спивакову. Фильм об истории становления органа познакомил москвичей с этапами изготовления инструмента в Германии. Рассказывая с экрана о традициях своего семейного производства, Филипп Клайц отметил, что занимается органами с самых юных лет: 'Я научился органостроению в детстве, когда играл в мастерских и портил детали органов'.
Новый красивый инструмент с 5.582 трубами очень органично смотрится в Большом зале ММДМ. Даже дизайн зала и органа можно охарактеризовать как синтез традиции и новации. Конструкция органа опирается на классические каноны и содержит разработки, связанные с достижениями нашего времени в области вычислительной техники. Синтез прошлого и современности проявляется еще в том, что на этом инструменте станет возможным исполнение органных сочинений разных эпох. Если другие органы Москвы, за частичным исключением органа концертного зала Чайковского, соответствуют, как правило, музыке барокко (зал Чайковского, МЗК, Музей музыкальной культуры, Камерный зал ММДМ), то в спектр исполнительских возможностей органа Светлановского зала входит и барочная, и романтическая музыка, и музыка ХХ века. С целью демонстрации богатых возможностей инструмента - тембровых, регистровых, динамических, стилистических - была выстроена программа торжественного концерта, охватившая период от Баха до Пуленка, музыку барокко, раннего и позднего романтизма, ХХ века.
Произведения Иоганна Себастьяна Баха открыли концерт. В интерпретации главного органиста Фрайбурга профессора Клеменса Шнорра (Германия) звучали Токката, Адажио и фуга До мажор и Хорал из 147 кантаты. Пожалуй, из всех выступавших в этот вечер органистов только Шнорр продемонстрировал блестящее чувство полифонии, в то время как его коллеги мыслили скорее гамофонно-гармонически. Педантичное исполнение органиста-традиционалиста, приглушенное звучание выбранных тембров, - слушатели словно оказались в аутентичной обстановке протестантской церкви. Звучание органа Клеменса Шнорра сильно отличалось от его коллег, как отличается сдержанное исполнение церковного органиста и эффектное, насыщенное выступление концертирующего виртуоза. Звук Шнорра можно назвать не иначе как 'осторожным', а еще ближе - звуком 'органа в тапочках', где отсутствует реверберация, послезвучие и любая осязаемость. В завершении своего выступления органист исполнил 'Тему и вариации си минор' Оресте Раванелло - произведение, состоящее из небольших частей, чередование которых основано на смене тембров, фактуры, гармонии, динамики. В этом плане выбор композиции очень подходил для демонстрации богатых возможностей инструмента.
Совершенно иначе зазвучал орган, когда за его мануалы сел профессор Василий Долинский. Мощными аккордами ворвалась в зал музыка Макса Регера - композитора, в своем творчестве опиравшегося на поздний романтизм, неоклассицизм и музыку барокко. Все эти стилевые пласты хорошо прослушивались в Импровизации из второй сонаты ре минор, исполненной на новом органе. 'Богородице, дево, радуйся' для сопрано, хора и органа Антона Вискова оказался самым неудачным номером программы, несмотря на профессиональное исполнение - Василия Долинского и Свято-Никольского хора Третьяковской галереи. Звук 'торчал' в разные стороны, а само произведение оказалось довольно посредственным, не дотянув до одноименного шедевра Рахманинова, мелодическая близость которому сомнению не подлежала. Модная тематика была завернута в фантик советских правительственных концертов и посыпана конфетти бубенцов (переливы колокольчиков - одна из тембровых возможностей нового органа).
Английский исполнитель Томас Троттер - главный органист Бирмингема - начал свое выступление с органного хита, с нетерпением ожидаемого публикой - Токкаты и фуги ре минор Баха. Без нее - никак, ведь это произведение, помимо своих художественных достоинств, может являться своеобразным 'индикатором' для сравнения с другими органами. Прозвучавший в исполнении Троттера Этюд в форме канона Ля бемоль мажор Роберта Шумана стал подтверждением того, что на новом инструменте органично звучит музыка раннего романтизма.
Лакомые кусочки оставили напоследок. Ими стали 'Фантазия на тему BACH' Ференца Листа, - как ни странно, экспрессивная фортепианная манера и листовская техника воспринимались на этом 'не светском' инструменте очень органично, - и Концерт для органа, струнных и литавр Франсиса Пуленка, исполненный Томасом Троттером и оркестром 'Виртуозы Москвы' под управлением Владимира Спивакова. Утонченная колористическая палитра произведения Пуленка - композитора-лирика - как нельзя точно была воплощена тембровым составом. Благодаря высокому профессионализму музыкантов слушатели надолго запомнят именно это исполнение.
Мария Зуева, InterMedia