Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

25.03.2017
24.03.2017
23.03.2017

"НА ВЕРХНЕЙ МАСЛОВКЕ": СТАРОСТЬ И РАДОСТЬ

16.12.04 16:48 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"НА ВЕРХНЕЙ МАСЛОВКЕ": СТАРОСТЬ И РАДОСТЬ

Пресс-показ психологической драмы "На Верхней Масловке" (Россия, 2005, режиссер - Константин Худяков, в ролях - Алиса Фрейндлих, Евгений Миронов, Алена Бабенко, Евгений Князев, Екатерина Гусева) прошел в Федеральном агентстве по делам культуры и кинематографии 15 декабря.
1986 год. Москва. Верхняя Масловка. В странной квартире, совмещенной с мастерской, в окружении экспонатов прошлого доживает свой век почти девяностолетняя старуха Анна Борисовна (Фрейндлих) - известная скульпторша, ваявшая в свое время чуть ли не всех знаменитостей "серебряного" века и дальнейших культурных эпох. Здесь же, уже много лет, живет и помогает даме по хозяйству молодой театральный режиссер Петр (Миронов) - человек безусловно талантливый, но в силу разных причин не сумевший добиться успеха на поприще искусства. Их сложные противоречивые отношения несут в себе терпкий привкус главного чувства, нередко возникающего между двумя неординарными людьми, - той самой любви-ненависти, на которой нередко обжигали души великие мира сего.
Писать словами об игре Алисы Фрейндлих - самое неблагодарное дело, это надо просто видеть вне зависимости от вашего к ней отношения. Добиться такого результата почти без грима под силу только настоящим актрисам и женщинам. Семидесятилетняя, но невероятно хорошо сохранившаяся Фрейндлих играет глубокую старуху на двадцать лет старше себя. Молодая душа в старом теле - один из самых страшных вопросов человеческой природы - на протяжении столетий находил широкое отражение в мировой культуре. Вариации на тему "любви все возрасты покорны" в этот раз гениально разыграны тандемом Фрейндлих-Миронов в новой работе Константина Худякова ("Успех") и кажутся неожиданной ласточкой, залетевшей в наши годы из кинематографа советских времен - настолько сама фактура этого фильма подчеркнуто несовременна. Несмотря на то, что у сценария есть литературная основа - одноименная повесть Дины Рубиной, во время просмотра постоянно возникает ощущение экранизации пьесы, вернее, более совершенного варианта телепостановок прошлого. На протяжении всего экранного времени действие состоит из одних диалогов и практически не выходит за рамки тесных квартирных помещений, изредка перемежаясь воспоминаниями Петра о прошлом и Анны Борисовны о юности, проведенной в Париже; только в этих коротких флэшбеках мы наблюдаем жанр кино в чистом виде. Концептуальная камерность всего остального, как и нарочитая театральность, основанная на вечной системе Станиславского, - сознательный режиссерский ход. Долго размышлять о смысле аллегории не придется. В парижских воспоминаниях улицы, кафе и парки залиты светом. Кадр искрится пространством и воздухом; неважно, лепит ли русская Камилла Клодель роскошную девицу из номеров или юного Модильяни. Спустя много лет в квартире на Верхней Масловке всегда темно: тихо светится зимний, совершенно "захаровский" сад за окном, закипает чайник и звучит старая пластинка. И мучительные ссоры старой Анны с Петром - как последнее доказательство того, что дух сильнее дряхлеющей плоти. И когда, умирая от пневмонии, она станет требовать воздуха, он не сможет ей отказать и распахнет окно навстречу колючему ветру и снегу.
Анастасия Белокурова, InterMedia