Ваш аккаунт активирован

Поздравляем! Ваш аккаунт активирован!

07.12.2016

"АГНЕС И ЕГО БРАТЬЯ": БЫЛО У ОТЦА ТРИ СЫНА

20.12.04 16:11 Раздел: Рецензии и обзоры Рубрика: Рецензии и обзоры
"АГНЕС И ЕГО БРАТЬЯ": БЫЛО У ОТЦА ТРИ СЫНА

Показ фильма 'Агнес и его братья' (Agnes und seine Brüder, Германия, 2004, режиссер - Оскар РЈлер, в ролях - Мориц Бляйбтрой, Херберт Кнауп, Мартин Вайсс) состоялся в рамках III фестиваля немецкого кино в киноклубе '35 мм' 11 декабря.
Было у отца три сына: старший - политик (Херберт Кнауп), средний - транссексуал (Мартин Вайсс), а младший совсем дурак - извращенец-вуайерист (Мориц Бляйбтрой). Старший был умный, как и положено старшему сыну, и вполне успешно продвигался по карьерной лестнице, вот только в семье у него не ладилось: жена и дети его не слушались. Средний был не такой умный, но тоже ничего. Правда, в силу каких-то неизвестных нам обстоятельств, поменял свой пол и из Мартина превратился в Агнес. С младшим, Ханс-Йоргом, совсем худо дело было - мало того, что дурак, так еще и хронический неудачник. Девушки его не любили, начальники смотрели неодобрительно, и Ханс-Йорг поминутно прикладывался к фляжке с чем-то алкогольным.
Фильм, в котором ряд сцен является практически дословной калькой с 'Красоты по-американски', больше всего, тем не менее, напоминает беспощадную сатиру Тода Солондза 'Happiness'. Поначалу 'Агнес' кажется чередой бытовых зарисовок, призванных подчеркнуть невыносимую мерзость бытия. Уже первая сцена - разговор с психоаналитиком - задает тон всем последующим сценам: горькая смесь иронии, отстраненности и гротескности. Подобно Солондзу, РЈлер относится к своим персонажам с банальным цинизмом, пропуская их сквозь череду страданий и унижений, так что герои начинают казаться чуть ли не мучениками. Яростно и как-то даже обреченно онанирующий в кадре Мориц Бляйбтрой в конечном итоге вызывает если не симпатию, то сочувствие. Корень всех зол в этой душераздирающей истории - отец трех братьев. Именно этому монструозному созданию, тихонько доживающему свои дни в загородном поместье, обязаны братья пестротою своих судеб. Здесь дает себя знать эдипов комплекс немецкой нации, лишенной прошлого и вынужденной рефлексировать на эту тему любыми доступными ей способами.
Трехчастность истории имеет свои очевидные минусы в данном случае. Каждый из братьев является героем собственной истории, помещен в свой микромир, и на экране сменяют друг друга подчас неоправданно длинные куски, никак несвязанных между собой событий. Хотя истории развиваются во времени параллельно, фактически они никак между собой не связаны. Родственных уз между героями недостаточно, чтобы объединить происходящее в единое целое. И только ближе к концу происходящее в фильме обретает какую-то целостность. Вдобавок, в каждой отдельной истории доминирует свой жанр, в случае с Агнес это экзистенциальная драма, с Ханс-Йоргом - откровенный фарс. Не сказать, чтоб подобные жанровые перебивки шли на пользу картине. Именно когда Агнес наконец-то достигает удивительного уровня просветленности, картина опять скатывается к откровенному стебу - Ханс-Йорг со своей принцессой-лягушкой укатывает в Иран 'помогать людям'. Однако, что еще можно ожидать от фильма, где камера бесстыже заглядывает транссексуалу под юбку затем лишь, чтобы показать отчетливую струйку крови на внутренней стороне бедра, знак одолевающей смертельной болезни? Но самую трогательную метаморфозу весь этот балаган претерпевает в финале, когда на циничной до безобразия сцене воссоединения "любящих" супругов камера вдруг описывает пируэт и взмывает в небо, а растерянное молчание прерывают аккорды ударной "So Happy Together".
Екатерина Нежельская, InterMedia